Здесь будет госпиталь

0
581

госпитальеры1госпитальеры3госпитальеры4госпитальеры5До 5 декабря мало кто в Павлограде знал, что  в старой 3-х этажной школе бывшего интерната на пос. Литмаш  оборудована база  «Госпитальеров». Теперь знают многие. Это случилось после того, как известная во всей Украине  волонтер Яна Зинкевич по пути в Павлоград попала в страшное ДТП.

 

Внешне здание интерната, с тех пор, как здесь шумели ребятишки,  не изменилось: все так же  стоит за деревьями, невдалеке от оживленной трассы,  которая ведет на Донецк.

 

Только теперь у здания скопление авто, – обстрелянные легковушки,    фургоны, машины «скорой помощи». Именно в этих машинах с поля боя вывозят раненых бойцов.

 

На входной двери скромная вывеска «Госпитальеров», где указывается, куда необходимо обращаться, чтобы оказать материальную помощь отряду полевой медицины.

 

На входе справа  –  подвал, на двери которого написано: «Убежище».

«Значит, и о случае бомбежки здесь уже тоже подумали», – резюмирую я, пытаясь хоть кого-то найти в пустом коридоре. У   стены лежат мешки с цементом.

 

Здесь явно ведутся строительные работы,  но я никого не  вижу. В  углу пустой комнате   сложены мешки с продуктами: макароны, морковь, картофель. Поднимаюсь на второй этаж.

«Здесь есть кто-нибудь?» – кричу в пустоту.

 

Кто-то есть. Я слышу голос.

 

 

-А кто вам нужен? –  выходя мне навстречу, говорит  молодой человек в камуфляжной форме.

 

Голова мужчины украшена казацким чубом.  «Волонтер Воля», – так он представляется мне. Он из Киева. Мы проходим на   кухню, где уже имеются холодильник, микроволновка и газовая плита, работающая от газового баллона. Здесь завтракает электрик. Мне предлагают кофе.

 

– У нас праздник по тому, что Павлоградский горсовет все-таки выделил нам это здание, – говорит Воля. – Мы начали уже здесь делать ремонт, но думали, вдруг откажут – ждали официального разрешения сессии. Яна нам успела об этом сказать еще в минувшую пятницу.

 

Сейчас решаем, кто будет заниматься делами, пока Яна в больнице после ДТП. Для нас все это стало неожиданностью. Но работы потихоньку идут.

 

С Яной стараемся не созваниваться, поскольку ей еще тяжело говорить. Ее лечащий врач, наш хороший друг, нас тоже просил не звонить: извините, на 800 телефонных звонков в день тех, кто интересуется здоровьем Яны, практически невозможно ответить.   Когда лечить?

 

Знаем, что вчера собирался врачебный консилиум, решили делать операцию на позвоночнике Яне в Днепропетровске или нет. Хотели везти либо в Харьков, либо за границу. В Днепр приехали специалисты из Харькова. Единственное, перенесли операцию на несколько дней, когда Яна наберется сил.

 

Яна вчера уже отписывалась в соцсетях, что она держится и прорвется…

Вы бы видели, как ее, маленькую, хрупкую девушку, боятся огромные мускулистые мужики… Она строгая, и ее слушаются.

 

Яна основатель и руководитель медицинского батальона «Госпитальеры». Сколько насчитывает людей это общество, я вам точно сказать не могу, по той простой причине, что оно объединяет добровольцев, не обязанных подписывать какие-то контракты.  Человек приехал, чем смог – помог и уехал домой. Это зависит лично от человека, от его желаний и возможностей.

 

Почему был выбран Павлоград? Отсюда удобно ехать  в Донецк, Днепропетровск, Мариуполь.

 

Здесь будет госпиталь, будет реабилитационный центр для бойцов, здесь обоснуются госпитальеры. Что касается планировки самого здания, то здесь будет восстановлен спортзал, кухня, палаты, медпункт, санузлы и т. д.  – все три этажа будут функционально распределены и задействованы. Операционной скорее всего не будет.

 

По большому счету операции раненым будут проводить либо в больницах г. Павлограда, либо в Днепропетровске в больнице им. Мечникова. К операционным слишком много требований выдвигается, да и у врачей должна быть соответствующая квалификация.

 

– Вот восстанавливаем электричество, –   добавил электрик.- Все делаем основательно, все продумано до мелочей…

 

Осмотрев санузлы и уже установленные панели-обогреватели  в комнатах, я понимаю, что работа здесь движется быстро.

 

И, конечно же, мы говорим о войне.

 

– Власть не очень любит добровольцев, – констатирует Воля. – За их самостоятельность.

 

– Неуправляемость, – поправляет коллегу неразговорчивый электрик.

 

Мы смеемся.

 

– Для того, чтобы вступить в добровольческий медицинский батальон, не обязательно иметь медицинское образование, –  говорит Воля. – Всему обучают. Важно суметь оказать раненому человеку первую помощь: наложить жгуты, дать обезболивающее и успеть довезти его до квалифицированных врачей. Бывает обидно, когда все сделал все, как надо, но все равно не довез раненого. Потом сильно переживаешь. Но война есть война.

 

Мы спасаем и гражданское население, если в этом возникает необходимость, даже если это бытовая травма.

 

– А раненых  сепаратистов приходилось спасать? – интересуюсь.

 

– Я был свидетелем, как принимали девочку в добровольческий отряд медиков, –  говорит электрик. – Ей предложили ситуацию, в которой она должна была сама принять решение. Перед ней двое раненых: один из них украинский боец с легким ранением – царапина, второй с тяжелым ранением сепаратист, истекающий кровью. Она должна была ответить, кому первому помочь. Девушка ответила: «Нашему». Ее в отряд не взяли. Ведь задача врача – спасти человеческую жизнь, не вдаваясь в подробности его политических убеждений.

Клятву Гиппократа никто не отменял.

 

Я предложила  через begemot.dp.ua   передать   привет Яне, но ребята отказались. На днях они сами будут в Днепропетровске и сами зайдут к ней в больницу, чтобы поддержать свою, а теперь и нашу, Яну.

 

Госпитальеры верят, что у Яны все будет хорошо.

 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ