За что не любят психиатров?

4
438

Если говорить о психической заболеваемости, то Павлоград всегда был в числе лидеров не только в Днепропетровской области, но и всей Украины. Об этом на встрече с журналистами рассказала городской психиатр Наталья Гамий 5 октября накануне Всемирного Дня психического здоровья. img_3458

– За 9 месяцев текущего года, к сожалению, отмечается незначительный рост по органическим расстройствам личности и по группам неврозов, – сказала Наталья Владимировна. – В абсолютных цифрах — это 30 человек.

Уровень тяжелых психических расстройств в любой стране составляет около 10%. В этом году отмечается тенденция роста заболеваемости по органическим расстройствам, имеются ввиду возрастные изменения у людей пожилого возраста.

Рост неврозов отмечается у рядового населения и не связан с военной ситуацией. Воинов АТО к нам обращается немного. С 2014 г. в психо-неврологический диспансер (ПНД) обратилось за помощью 28 человек, и 18 человек обращались периодически.

Многие бойцы АТО не хотят жаловаться, утверждают, что здоровы, поскольку, как они говорят, на людей не кидаются. Они просто не хотят попадать в поле зрения психиатров.

Но мы можем иметь последствия влияния АТО через какое-то время. Уже появились разводы в семьях , есть случаи, когда жены бросают мужей во время их службы. Это единичные случаи, нельзя говорить о тенденции, но это имеет место.

Однако рост психологических и психопатических расстройств отмечался уже в мирное время у тех, кто некогда прошел афганскую и вьетнамскую войну. Этот контингент плавно перетекал в категорию людей, имеющих проблемы с законом. Это уже историческая статистика. Половина всех участников военных событий погибала на фронте, а вторая половина уже после войны, утратив социальные связи, на подсознательном уровне искали смерти. Мы еще в самом начале этого пути. Мы уже должны заниматься реабилитацией этих людей. Возвращаясь из АТО домой, каждый боец должен пройти через реабилитацию, через общение с психологом.

В древности были племена, которые избирали молодых людей для войны, и их в сообщество потом не возвращали. Их называли «люди войны». Война людей меняет, они оттуда возвращаются совершенно другими. В древности эти люди проходили периоды адаптации: переосмысливание своего военного опыта с внедрением его в обычную жизнь. Это превращало «людей войны» в «людей правды». Они были авторитетом для других людей, их рекомендации выполнялись безоговорочно.

И сегодня мы советуем бывшим бойцам АТО проходить курс адаптации к мирной жизни. И это мы говорим о тех, которые не получили тяжелых ранений. А те, кто остался без рук и ног — однозначно нуждаются в психологической помощи.

Первыми к нам обратились ребята, которые вышли из Иловайского котла. Это были 18-летние мальчишки. Они не спали. Перед глазами у них время от времени возникали картинки военных событий. У ребят отмечалась повышенная тревожность. Даже сидя у себя дома, они продолжали, как на войне, анализировать ситуацию, искать и просчитывать пути отхода в случае угрозы: через окно, через двери…

Таким людям нельзя говорить резко даже о каких-то приятных вещах, любую неожиданность они будут расценивать угрозой .

В Америке, например, есть специальные курсы для жен и для детей. В этом возникла необходимость после того, как ребенок хотел показать папе, вернувшемуся с войны, какую-то игрушку. Как только игрушка запищала, человек ее ассоциировал со стрельбой из автомата, и он , молниеносно среагировав, одним ударом убил ребенка…

Нужна помощь не только бойцам, но и членам их семей.

Имел место случай, когда боец, вернувшийся из АТО, перестал разговаривать. Он проходил длительную реабилитацию. Мы регистрировали случаи классического постстрессового расстройства — последствия того, когда человек длительно пребывает в состоянии напряжения, страха.

Так, жена возмутилась тем, что муж, бывший боец АТО, долго ходил в магазин. А он знает, что каждый раз ходить одной и той же дорогой нельзя — это может быть опасным. И каждый раз он шел в магазин другим путем. Родственники этого не понимают, и это вызывает напряжение в отношениях.

У многих, по их рассказам, по возвращении из зоны АТО, отмечалась бессонница, но потом все это проходило. Однако часть из тех, кто вернулся на мирную территорию, снова идут на войну. Они не могут себя здесь реализовать, не видят перспектив для себя. Они не понимают, почему люди здесь ведут себя так, как будто у нас нет войны. А на войне каждый день погибают люди…

К сожалению, бойцы проходят с психологами индивидуальные занятия, у нас нет больших групп. Все не любят психиатров, поскольку боятся получить клеймо уже после первого посещения врача.

4 КОММЕНТАРИИ

  1. Прав психиатр в некоторой степени. Считай 40 лет прошло после моих южных командировок, но я все также хожу разными путями из дома и домой. Но к психам из-за этого аж никак себя не причисляю. Просто сила привычки. На звуки также реагирую до сих пор. Но это естественная реакция выживания.

    • Молодец, что ещё ходишь 40 лет разными путями, по разным тёткам. Главное в этом деле не подорваться, что бы все они думали, что она у тебя единственная. Молодец, мужик.

      • ТЫ СЕБЕ ПИШЕШЬ? ВЫ ОДНО ЛИЦО ВООБЩЕ ТО)))) А ЕЩЕ ГОВОРИШЬ, ЧТО НЕ БОЛЬНОЙ….А ТРЕТЬЕН Я ТВОЁ – РУПОР…УГАДАЛ? УГАДАААААЛ….

  2. А разводы к психики атошников не добавляйте. Разводы были ещё за долго до АТО. Разводы восновном происходят из за курвинского характера баб. Но это ни один псих не определит.

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ