Батюшка Андрей, говорил прихожанам: «К нам пришли наркоманы и алкоголики, но они защитники «русского мира», – вспоминает переселенка

0
442

Вот уже 6 лет Татьяна Гойнец живет в Павлограде. Модульный городок для бывшей жительницы оккупированного Луганска стал вторым домом.

По Луганску стали стрелять с 4 июля 2014 г. 73 дня Татьяна Алексеевна вместе с мамой прожили в подвале, при свечах. Не было газа, не стало воды, не было связи с родными…

Вместе с мамой она приехала в Павлоград 2 марта 2016 г, да так и остались, вполне осознавая то, что модульный городок – жилье временное.

Батюшка Андрей, говорил прихожанам: «К нам пришли наркоманы и алкоголики, но они защитники «русского мира», - вспоминает переселенкаПережив бомбежки, в которых гибли знакомые, переселенцы по особому ценят мир и очень надеются, что война когда-то закончится.

Я с восхищением смотрю на палисадник, созданный Татьяной Алексеевной у модульного домика, – тюльпаны, гиацинты, нарциссы и анютины глазки. Тут же – кусты роз. Скоро зацветут лилии.

Батюшка Андрей, говорил прихожанам: «К нам пришли наркоманы и алкоголики, но они защитники «русского мира», - вспоминает переселенкаЦветы – это символ мирной размеренной жизни. Возможно, поэтому Татьяна Алексеевна ухаживает за ними с такой любовью.

– Я верю, что должно быть все хорошо, – говорит Татьяна Алексеевна. – Я работала в Луганске ведущим инженером в отделе водных ресурсов, мы контролировали, как работают предприятия, шахты. Наша лаборатория следила за очисткой воды на предприятиях. Когда к нам пришел «русский мир», то многие мои коллеги по работе убеждали меня в том, что мы заживем лучше. А я говорила им: «Вы хотите залезть в карман российским налогоплательщикам, чтобы они вам платили пенсию?»

Семья начальника отдела кадров нашего предприятия погибла от того, что в их квартиру залетел снаряд… Война – это страшно… Но не пережившим того кошмара, этого не понять.

У нас в городе стояли российские танки. В лесополосе за ветлабораторией стояли БМП и «ГРАДы», только и было слышно, как снаряды вылетают на аэропорт Луганска.

К тому времени уже был оккупирован Крым…

Когда в доме отключили газ, я выходила во двор, чтобы приготовить кушать. А ко мне подходили мужчины и говорили: «Нельзя. Может, вы таким образом информацию украинской армии передаете».

Воды в кране не было. В военкомате поставили большую цистерну, мы там брали воду. Или же брали ее в церкви.

Было страшно, когда пришли кадыровцы. Они ходили по автовокзалу с ПЗРК. На нашей улице, ведущей к военкомату, было три блокпоста. Мы из окна видели, как молодых ребят силой вытаскивали из машин и увозили куда-то.

Я выяснила, что в нашем 8-квартирном доме мы одни были украинцами, – все остальные были за Россию. Однажды во двор кинули гранату. По чистой случайности, за несколько секунд до этого, мама встала и ушла, – ее не задело…

Потом соседи со всего дома выехали, а мы остались с мамой вдвоем. Одни уехали в Россию, другие – в Крым. Я пошла работать в церковь, мыла пол, чтобы хоть как-то прокормиться.

Тогда ходили слухи, что украинцы загнали местных жителей в церковь в одном из сел и взорвали ее. И многие верили этим легендам российской пропаганды.

Батюшка Андрей говорил прихожанам: «К нам пришли наркоманы и алкоголики, но они защитники «русского мира». Можно подумать, что кто-то нам запрещал говорить на русском языке.

В церкви много рассуждали про плохих бендеровцев, но про «подвиги» НКВДэшников предпочитали помалкивать.

Мы выехали из Луганска 20 сентября 2014 г. Приехали в Славянск, а на нас смотрели военные, как на предателей. А мы плакали от радости, когда увидели украинский флаг…

Батюшка Андрей, говорил прихожанам: «К нам пришли наркоманы и алкоголики, но они защитники «русского мира», - вспоминает переселенкаВ Луганске я тоже сажала цветы. Теперь люди вспоминают обо мне, глядя на мои розы. Иногда и хочется на родину поехать, но те, кто ездил, говорят, что надо сидеть две недели на карантине из-за коронавируса.

И возвращаться туда страшно – там же все заминировано…

Очень люблю первоцветы и кустарники. Вот пузыреплодник вырастет большим кустом. Цветы у него шапочками, и кустарник постепенно становится бордовым – в этом его уникальность. Скоро будет благоухать сирень. Миндаль вот пропал, придется еще закупать…

Татьяна Алексеевна любит мир, любит цветы и украинскую землю, на которой эти цветы спокойно могут расти. Если бы каждый из нас с такой же любовью относился к украинской земле, то мы бы уже сегодня жили не хуже, чем живут европейцы.

Но с любовью к украинской земле, – ее полям, лесам и рекам, – у нас большие проблемы. Даже война не может нас изменить.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ