ТАМ НА ШАХТЕ УГОЛЬНОЙ

4
414

В декабре 2007 года я ехала на шахту имени бывшего министра угольной промышленности СССР Александра Засядько. Ехала посмотреть как живут шахтеры Донбасса, которые сгорают под землей целыми сменами, но от работы все равно не отказываются. Мимо советских поселков, с обшарпанными двухэтажками. Мимо огромных придорожных крестов, стоящих на въезде каждого городка. Мимо снующих, явно не богатых, людей. Кресты, очевидно, должны защищать население от нищеты и напастей. Но что-то не получалось.

В 2007 году, если кто помнит, на шахте Засядько на километровой глубине погибла сотня шахтеров. 1 декабря на том же самом горизонте взрыв повторился, – пострадали 52 человек. 2 декабря — третий взрыв забрал еще пять жизней горноспасателей.
Войны еще не было , но уже тогда население привыкало к тому, что смерть может настигнуть тебя в любую минуту. Надо заработать на жизнь, а смерть — это мелочь.

Да, возбудили уголовное дело против кого-то из руководителей шахты. Что-то выплатили семьям погибших. Но о ком-то забыли. Только после третьего взрыва, было принято решение затопить этот пласт.
Я на «Засядько» с 1999-го, – рассказывал мне тогда проходчик Николай, – за это время на шахте уже 5 взрывов было. Но такого, чтобы столько людей погибло, – я не помню. Вообще, за шахтой Засядько водится репутация самой опасной. Молодежь по глупости на «Засядько» устраиваются. Они еще не понимают, на что идут. А нам уже деться некуда.

Там же у проходной знаменитой шахты-убийцы разговорилась с группой шахтеров, которые мало чем отличались от павлоградских:

– Вообще-то я из династии шахтеров, – рассказывал мне 22-летний Денис. – Мой дед был шахтером, мой отец тоже здесь работает… Но вчера на семейном совете было решено, что я с шахты должен уходить. Мама настаивала, плакала. Да я и сам подумал, зачем себя заживо закапывать, я ведь еще молодой. Если бы платили за риск хотя бы тысяч пять, то еще можно было остаться.

За рубежом, к примеру, люди идут в шахту лет на 5 максимум. Но выходят оттуда миллионерами и могут открывать свое дело: купить бензоколонку или магазинчик. А наши шахтеры получают копейки и силикоз.

Я на «Засядько» получаю 2600-2700 чистыми. Но буду уходить.

Как сложилась судьба Дениса: ушел ли он с шахты или же там остался, – мне не известно.

Уже тогда было видно, что Донбасс не живет, не развивается и ни о чем не мечтает. В 2007 Донбасс уже доживал. Особенно в депрессивном Углегорске., где я побывала в тот же день.
Семь лет назад одна из жительниц Украинска Нина Сергеевна рассказывала мне, что с 2000 года в их доме нет отопления. Топят углем. На зиму нужно 1,5 тонны.

– У нас город старух или город вдов, как хотите так и называйте, – говорила она. – Может кто и приезжает сюда покупать квартиры, но нам это уже все равно. Да вы пройдите на улицу Пушкина , – там сплошь пустые дома.
Я ходила тогда по заброшенной улице Пушкина, среди покинутых жильцами многоэтажных домов и думала о том, что украинцам есть за что ненавидеть Кучму, вместе с Ющенко. Но почему эта ненависть не выплеснулась в уличные протесты? – размышляла я. Почему, после закрытия шахт, люди так легко побросали свои квартиры и безропотно подались в чужие края за лучшей долей?

Черный от угольной сажи снег, черные окна и двери…Там и без войны уже царила разруха. Там и без войны мужчины были готовы умирать за 100 гривен в сутки. И, наверное, умерли, когда Россия поманила их лучшей жизнью, по-братски снабдив безработных оружием.

Сегодня от Украинска остались одни руины. От улицы Пушкина, с ее пустыми домами, наверное, не осталось следа.
Город умер, после тяжелой и долгой болезни. Профессиональные государственники Ющенко, Кучма и Янукович, – вспоминают о днях своей славы каждый в своем особняке, у камина. Каждый внес свою лепту в разрушение не только Украинска или Стаханова, но и тысяч других городов и сел Украины. Только ненависть сепаратистов направлена не на них, не на Ефима Звягильского, который оценил шахтерскую жизнь в 2,5 тыс грн. Ненавидят Украину и украинцев.

Ефим Звягильский по-прежнему направляет шахтеров, под землю, на верную смерть. Виктор Ющенко и Леонид Кучма по-прежнему дают интервью, как самые мудрые политики мира. Изгнанный Виктор Янукович тоже в накладе не остался: кушает в Подмосковье свои котлетки и грустит у золотых безделушек.

Страдает лишь одна Украина. И будет страдать до тех пор, пока большинство украинцев не поймут, что страдает она из-за них.

ИРИНА ГРЕЧЕНКО

4 КОММЕНТАРИИ

  1. Последняя фраза статьи весьма двусмысленна.
    В свете последней трагедии на ш.Засядько, интересно – кто будет платить пособия семьям погибших шахтеров. ДНР?

  2. Как говорил один мой друг, еще во времена Совдэпа, не выбрасывай старые статьи из газет, через несколько лет этот брэд можно напечатать как свежак.

  3. Ирина, спасибо за статью, дай бог всем здоровья, всем шахтерам удачи, и пусть баварцы забьют 100 мячей главное надо сказать себе – что я готов сделать доброго для лучшей жизни

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ