Свидетели по «бейсбольному» делу выступают в Павлоградском суде с закрытыми лицами

0
162
Фото из социальных сетей

В Павлоградском суде продолжается рассмотрение «бейсбольного» дела, по факту избиения павлоградца Сергея Вязовиченко.
4 декабря, суд изучил видеозаписи следственного эксперимента и заслушал показания потерпевшего.

Об этом сообщила на своей странице в Фэйсбуке сестра пострадавшего Юлия Коломоец.

« Ознакомились с видео-записями следственного эксперимента, во время которого двое залегендированных свидетелей рассказывали и показывали как и чем (в том числе битами) подозреваемые избивали моего брата.
«Залегендированные» – это свидетели, проходящие по делу под вымышленными именами и фамилиями, а показания дают с закрытыми лицами. УПК процедуру легендирования допускает в случаях, когда существует угроза жизни и безопасности свидетелей, а также давления на них со стороны подозреваемых или их представителей.

Подозреваемые по нашему делу в Павлограде славятся своими криминальными разборками и нанесением телесных повреждений павлоградцам, да и Сергея они чуть на тот свет не отправили, так что такая мера как легендирование свидетелей была вполне оправдана.

Но защита подозреваемых яростно протестовала и требовала, чтобы свидетелей «предъявили миру» – привели их давать показания в суд. Однако, судья Т. Кононенко удовлетворила ходатайство прокурора И. Сироты о том, чтобы эти свидетели давали показания online – по видеосвязи.

Смотреть на видео следственного эксперимента лично мне было не выносимо. Но «группе поддержки» Джаббарова, Сусоева и Ахмедова было почему-то смешно, они то и дело хихикали за моей спиной. Лица подозреваемых также отражали степень их раскаяния, а точнее его полного отсутствия.

Хотя в суде сегодня не раз прозвучало, что подозреваемый Сусоев и его девушка пытались помочь моему брату после избиения. Чего только не делали эти «добрые люди»! Отправляли в адрес моей семьи почтовый перевод на сумму 5 тыс. грн!

Девушка Сусоева (которую мой брат вспомнил как давнюю не близкую знакомую) приходила к нему в Павлоградскую больницу сразу после избиения и просила о чем-то поговорить (в его-то состоянии!).

Потом она же приезжала к моему брату в больницу им. Мечникова (сразу после сделанной ему трепанации черепа) и также предлагала какую-то помощь. И это при том, что Сусоев (как утверждает его защита) не имеет никакого отношения к избиению! Просто был у людей такой альтруистический порыв.

Тяжелым испытанием для нашей семьи стал момент дачи показаний самим пострадавшим – моим Серёжей. Он из того вечера и ночи помнит не многое, – как проводил время с двумя друзьями на Набережной, возле пешеходного моста, потом – провал памяти, какие-то вспышки и толчки, удар по голове, удар по спине каким-то предметом (явно не рукой и не ногой, судя по площади удара). Вот, пожалуй, и все. Потом в сознание Серега пришёл уже в больнице.

Адвокаты подозреваемых долго терзали разволновавшегося Сергея, у которого с момента избиения уже было три приступа «панических атак» (один раз пришлось вызывать «неотложку») странными вопросами:

-кто расплачивался в кассе магазина за товары (спиртное и продукты), которые они с друзьями покупали в тот вечер?
-каких марок телефоны были у друга Сергея – тоже потерпевшего по этому делу?
-какая зарплата у Сергея и работает ли его друг?
-сколько спиртного нужно выпить Сергею, чтобы ничего не помнить?
-есть ли у него подтверждения того, что лекарства, которые фигурируют в иске о возмещении материального ущерба, действительно ему назначались врачами?

Когда защитник Джаббарова с сарказмом заявил что-то типа: «Да о чем ещё можно спрашивать потерпевшего? Он же ничего не помнит!» Мне захотелось заорать ему в ответ: «Эй, дядя, у парня были кости в мозгах! Череп сломали в 6-ти местах! Интересно, что бы ты после таких травм помнил?!» , – написала Юлия Коломоец.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ