СМЫВЫ С РУК ПОДОЗРЕВАЕМЫХ В ТЕРРОРИЗМЕ ЖИТЕЛЕЙ ПАВЛОГРАДА НЕ БРАЛИ, ПОТОМУ ЧТО НЕ БЫЛО РЕАКТИВОВ

0
274

11 марта заседание Павлоградского горрайсуда по делу павлоградских «терррористов» проходило в закрытом режиме, поэтому о том, какие показания давали свидетели из СБУ корреспонденту www.begemot.dp. рассказала адвокат одного из обвиняемых.

– Представители СБУ свидетельствовали в суде, облачившись в камуфлированные костюмы и, пряча лица в маски, – рассказала корреспонденту www.begemot.dp. адвокат Светлана Якуб. – У работников СБУ есть право свидетельствовать в закрытом заседании, и суд этим воспользовался. Ну и все-таки работники Службы безопасности, которые выполняют свои функциональные обязанности, по закону имеют право на то, чтобы их показания слушались в закрытом заседании.

По делу пятеро представителей СБУ проходят как свидетели по делу «о террористах». Работники СБУ путались в показаниях.

Мой подзащитный опознал человека в маске и камуфляже, как человека, который во время обыска дома пригласил всех присутствующих в ванную комнату, где показал, что обнаружена обрезанная пластмассовая бутылка. Было сказано, что емкость приблизительно в один литр стояла пустая. Без пакета. Но на самом деле емкость была завернута в бумагу, находилась в пакете.

Сотрудник СБУ признался в том, что он был участником обыска, но отверг тот факт, что именно он позвал всех присутствующих на освидетельствование обнаруженного вещдока.

Никто из сотрудников СБУ не мог в точности сказать, каким образом приглашались понятые, кто проверял у них документы, кто устанавливал личности понятых. Это делали какие-то другие сотрудники СБУ, неприсутствующие в суде.

Не совпадали такие тонкости в показаниях работников СБУ, как то, куда помещались вещественные доказательства. Они говорили, что вещдоки помещали в коробки. На самом деле их опускали в пакеты.

Рассказывали представители СБУ и о том, что при осмотре багажника служебного автомобиля СБУ не было распакованного мешка с селитрой. На самом деле он там был, и есть свидетели, которые это подтверждают.

Между тем, все опрашиваемые работники СБУ ссылались на то, что с течением времени они уже не помнят подробностей обысков.

Скажем, при осмотре дома второго подозреваемого, где был обнаружен «подозрительный кусочек «мыла», работники СБУ говорили о том, что нашли вещдок под плитой. На самом деле его нашли за стиральной машинкой…

И таких несоответствий было немало. Свидетели путались в показаниях, ссылаясь на то, что у них обыски происходят каждый день.

Скажем, такой момент, – понятые не присутствовали при обнаружения колбы, якобы, со взрывчатым веществом и кусочка «мыла», якобы, с каким-то взрывоопасным содержимым. Понятых приглашали после того, как вещдоки были обнаружены.
В судебном слушании понятые уже озвучивали то, что они не видели момента самого изъятия вещественных доказательств. Но работники СБУ настаивали на том, что понятые присутствовали.

Например, никто из опрашиваемых не помнит, что было два обыска в ванной комнате одного из подозреваемых. Они утверждают, что осмотр был один.

Были расхождения в показаниях свидетелей от СБУ и в том аспекте, что они работали то в перчатках, то без них. Никто из опрашиваемых не дал мотивированный ответ, почему не брались отпечатки пальцев подозреваемых с вещдоков, почему не было смывов с рук?!

Понятые, допрошенные ранее, заявляли в суде, что обыск проводился двумя группами. По идее, тогда у каждой группы должно быть по 2 понятых. Значит, обыск проводился с грубейшими нарушениями. А представители СБУ настаивали на том, что не было никакого деления на группы при обыске.

Выяснилось, что при обыске квартиры третьего обвиняемого его гражданскую жену, которая все время сопровождала работников СБУ во время обыска, почему-то в момент обнаружения вещдоков отослали за паспортом.

Самое интересное, что все вещественные доказательства работники прокуратуры брали руками без перчаток. Какая в этом была необходимость? Но сослались на недоработку следователя. А смывы с рук подозреваемых не брали потому, что не было реактивов…

Как бы там ни было, мы имеем дело с нарушением процедуры обыска. Рядовой работник милиции знает, как , согласно инструкции, снимаются отпечатки пальцев. Не обязательно для этого должен присутствовать эксперт. Никто из людей, проводивших обыск не пояснил, почему не было проведено фото- и видеофиксации обыска.

У нас складывается такая ситуация, когда работники СБУ уже показывали обвиняемым и понятым уже обнаруженный предмет, а сам факт обнаружения никем не был зафиксирован. Вещдоки брались голыми руками работников СБУ, передавались следователю. Фактически не было нормального сбора и обеспечено сохранение доказательств.

О чем говорят несоответствие процедур обыска, хранения вещдоков, путаница и противоречивость в показаниях допрашиваемых свидетелей от СБУ, остается только догадываться.

К слову, об «СБУ» – « Славянском братстве Украины», – когда мы дойдем по процедуре суда до изучения устава общественной организации «СБУ», то там ровным счетом ничего криминального и антигосударственного нет.

Никто из ребят, которые решили объединиться, не хотел военных действий. Речь шла об поддержании общественного порядка в городе с разрешения горисполкома. Городские власти тогда переживали, чтобы не было нападения на основные здания в городе: горисполком, прокуратуру, милицию и т. д. Но ни один работник исполкома, которых тогда пытались защитить эти ребята, не встал на защиту людей, обвиняемых сегодня в терроризме.

Прокуратура пока никаких комментариев не дает.

Ирина Греченко

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ