Рассказ маркшейдера

8
404

– Я хоть и сам шахтер, но честное слово, вам скажу, что уж больно мы похожи на грабителей, – говорит мне Андрей Иванович, двумя руками опираясь на трость. -. До нас ведь тоже в Павлограде жили люди, но такой беды никто не сделал. А мы отличились: за 50 лет такого наворочали, что теперь земле веками нужно будет все это восстанавливать. Но план выполнили…

Мы сидим на скамейке Детского парка в Павлограде и рассуждаем о запасах угля, как о сокровищах, которые помогут нам выжить. Вернее, это я пытаюсь склонить пожилого маркшейдера к такому выводу. Но что значит мое мнение дилетанта против знаний?

– Вот, что вы думаете мы потомкам оставим после 2030 года?- спрашивает меня Андрей Иванович. – Так я вам скажу – невеселую картину… Угля после 2030 года здесь точно не будет. И то, что вам рассказывают про 55 лет добычи — это неправда.
Вам сколько Метелица сказал: 10-15 лет? Ну, может быть, я соглашусь — 10 лет.

Чтобы было понятно, объясняю: у нас остались невыработанными хорошие пласты только под селами. Но после подработки земля проседает и с добычей угля под населенными пунктами пришлось завязать.
Вы же помните, откуда взялось село Новые Вербки? Туда переселили тех, у кого хаты из-за подработки потрескались. Так было и с Благодатным – оно вообще исчезло с лица земли. А людей надо куда-то переселять, предоставлять жилье – сегодня на такие хлопоты никто не пойдет. Под селами уголь есть, но добывать никто не будет.

Да и потом, еще при мне уголь добывали не совсем по правилам. Или совсем не по правилам… Например, при шахте есть несколько пластов, которые уходят вглубь земли. По логике вещей, надо начинать разработку с верхних слоев, которые ближе к поверхности, даже если они тоньше и не того качества, как кому-то хотелось, а потом уже добираться до нижних …

«Павлоградуголь» ведь начинался с шахт глубиной, ну, чуть больше 100 метров. Это потом лавы опустились на 500-600 метров.

– Ну, это тоже наверное, запасы, – говорю я. – Когда-нибудь потом их добудут.

– Раньше надо было добывать, по технологии, – говорит Андрей Иванович.- А теперь — это мусор. Наши «светлые» умы, вместе с героями труда, выработали самый нижний пласт. Ну потому, что там слой толще, и уголь качественнее.

Уголь с нижних пластов добыли, а на добыче верхних слоев теперь стоит крест. По карте – там есть уголь, но попробуй его возьми: надо укреплять нижние выработки, чтобы сверху не провалиться в выработанные пустоты, а это дорого и не просто.

Все надо делать по науке. Вот, например, что такое погашение отработанного пространства? После выемки угля образуется пустое пространство. Его, понятное дело, крепят стойками, потом после отхода лавы, стойки выбивают и порода рушится. Спросите зачем стойки выбивать? Затем, чтобы порода стихийно потом не обрушилась и никого не задавила. Все по науке. Но порода выше отработанного пространства тоже начинает трескаться, разрушаться и проседать.

А на шахтах Западного Донбасса в десяти-двадцати метрах выше пласта – водоносный горизонт. И после каждой посадки лавы растрескивается порода, и вода по этим трещинам льется в шахту.

Западный Донбасс, вообще, планировалось вскрывать не очень большими шахтами на срок до тридцати лет. Их там должно было быть больше трех десятков. Но было построено только одиннадцать. Одну закрыли. Остальные уже разрабатывают шахтные поля тех шахт, которые планировалось построить.

Уголь, конечно, есть. Западный Донбасс тянется до левого берега Днепра. Новомосковск, Орловщина, – это все Западный Донбасс. Но там заповедная зона: сосновые леса, базы, дачи. А на Донбассе же все неглубокие пласты уже выработаны, и сейчас за углем необходимо идти на большие глубины – 1000 – 1200 метров.

А теперь, понятно, Демчишин говорит, что будем закупать уголь в ЮАР, даже если это кому-то не нравится. А марки «Г» , говорит, у нас навалом. И «Павлоградуголь» вспомнил ненароком.

А я, точно могу сказать, что запасы угля, на которые уповает министр Демчишин, мягко говоря, точно не бесконечны.

А вы меня, что на диктофон записываете?.. Нет, я не против. Только лишняя слава мне не нужна.

-Андрей Иванович, никакой славы не будет, – успокаиваю я его. –
Вы что думаете: вас в НКВД заберут за то, что государственную тайну раскрыли? У нас демократия…
– Это я – из скромности…
– Ну, тогда расскажите « из скромности»: Зимой не замерзнем?
– Я не замерзну, – говорит Андрей Иванович. – У меня еще печка стоит.
А вы слышали как Яценюк говорит про два сценария: одни , говорит, плохой — это при температуре минус 5 градусов, а другой, говорит, очень плохой, при минус 20…

Так у нас месяца два будет плохой вариант, а потом, если трубы не замерзнут, будет хороший. Вот тогда и запоем: «Там на шахте угольной паренька приметили…»

Еще лет десять девушки хорошие будут шахтерам руку подавать, а потом перестанут, – так можете и на написать.

Беседовала Ирина Греченко

8 КОММЕНТАРИИ

  1. Что ответите? Только не трепитесь не по делу! Ваш хозяин вас бросит, как бросил даунбас!

  2. Все плохие: Яценюк,Поршенко, Демчишин, Янукович. Только один АХМЕТОВ ХОРОШ.Он любит рабочих, сильно помогает городам. И тут главное дело, он за мир.

    • За мир, который ему и Путлеру выгоден! Любит рабочих? Страшно подумать, в какое место он их любит.

  3. ну и кто уполномачивал тебя убирать мой коммент с аналитикой? Страшно?

    • В последнее время это стало системой, т.к. в ответ сказать нечего. Рано я похвалил Абрамса о беспристрастном отношении к комментирующим.

  4. Как всегда, у Абрамаса самые надежные источники – Одна бабка сказала. Ой, сорри, тут дед отметился…

    • А я приветствую. Кто, если не сами люди расскажут вам правду жизни… Чиновники что ли? Да они вам таким суконным языком наплетут свою правду, что вы хрен в ней разберетесь.

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ