Проулок имени Махно

7
486

Хороший хозяин покажет гостю все самое лучшее и самое необычное. Хозяйки могут хвастаться чудо-кастрюлями, дети — игрушками.

Но, кроме приусадебного участка, чудо-кастрюль и игрушек, гостю нужно показать и весь город, с его достопримечательностями, красивыми улочками и пейзажами. Водить в супермаркеты на экскурсию можно лишь бедных родственников из забитых сел, а, например, иностранного гостя в супермаркет не поведешь и чебуреками, с рынка, как экзотикой, угощать не станешь.

Иностранному гостю можно показать, разве что Детский парк, с металлическими паровозиками и качельками. Можно прогуляться по площади, где недавно стояла скульптура Владимира Ленина. В Первомайском парке можно рассказать о Кутузове и о павлоградских купцах, которых под корень вырубила когда-то советская власть.

Кстати, развалины заброшенного дома купца Голубицкого впечатлят любого иностранного гостя.

Можно сводить вашего знакомого мистера Джона, герра Ульриха или месье Мишеля к братскому кладбищу на ул. Караванченко или к скульптуре поручика Ржевского у проходной одного из заводов. Демонстрация всех памятных павлоградских знаков афганцам,- чернобыльцам и жертвам Голодомора. – тоже может занять какое-то время.

Есть еще белки в лесу за неработающим силикатным заводом… И есть собачий приют, который посещать без валидола не советуют даже жителям города.

Только гостю нужно увидеть что-нибудь необычное, что-то раскрывающее нашу самобытную сущность. Но не модульный городок и не развалины садиков.

И наши многочисленные иностранные гости из Германии, Франции, Швеции и Щвейцарии, как ни странно, эту необычность в Павлограде находят.

Вдоволь насмотревшись на сельских жителей, которые торгуют на рынке редиской, поросятами и зерном, вдоволь поудивлявшись тому, что население города так активно покупает рассаду, гости города, буквально, столбенеют, оказавшись в проулке, между ул. Шевченко и ул. Горького, там, где продаются советские тарелки и книги, советские туфли, с гармошками, радиоприемники , которые помнят Брежнева, и рюмки хрущевских времен.

Только не сам «блошиный рынок» вгоняет в ступор иностранных гостей, – « блошиных рынков» в Европе достаточно. Там два раза в месяц все желающие могут бесплатно торговать своими вещами в определенных местах. И мы в этом смысле, близки к Европе. Только у нас , вместе с советским хламом, с земли, продают, как ни странно, и творог, и молоко, и домашнюю колбасу.

Живая рыба, свежие овощи, яйца, лук и укроп,- все это заботливо разложено на земле, как во времена Гражданской войны. Того и гляди, что махновцы ворвутся на конях в этот анархический проулок и реквизируют товар для нужд Повстанческой Армии.

Можно только представить, как, вернувшись домой, после визита в Украину, впечатлительный Ульрих будет за ужином рассказывать своей впечатлительной Катарине о том, что в городе Павлограде, как и сто лет назад, бедные люди продают продукты с земли.

-Но, может быть, это связанно с войной? – возразит ему Катарина. – Может там разрушены магазины и компании не могут доставлять им продукты?

-Но там нет никакой войны. Я не слышал ни одного выстрела. Все магазины работают и в них достаточно колбасы, молока или творога… Только люди все равно приходят на этот «блошиный рынок» и покупают продукты с земли. Я так думаю, им нравится есть все грязное и натуральное. Я так думаю, им от рождения нравится нарушать закон. Может это чувство передается им по наследству. Может быть они от природы не любят чистоту.

-А куда же смотрит полиция?

– Полиции это тоже, наверное, это нравится. Но полицию я не видел. Мне сказали, что этих бедных людей кто-то предупреждает по телефону о приходе полиции и они убегают.
Представь себе: колбаса, творог, молоко, – все это лежит на земле, на каких-то досках и газетах, а люди бегапют по городу, как во время облавы.

-Неужели они такие бедные?.. Но они же все могут заболеть дизентерией?.. Может быть, у них нужно вводить в школах лекции о гигиене?

– Те, кого я видел, были чистыми, даже в белых рубашках и галстуках. Молодые люди на улицах тоже чистые, как и мы. Для того, чтобы быть чистым не надо быть очень богатым. Но, если бы ты увидела, как они выбрасывают мусор, ты бы упала в обморок.

-Я был в лесу, – там тонны пластиковых бутылок, консервные банки… В лесу они разжигают костры и готовят там кушать, как первобытные люди. Пьют много водки и играют на гитарах. И еще мне рассказывали, что водку они тоже делают дома сами. Для этого нужно взять сахар, дрожжи, пшено… И полиции до этого нет никакого дела. На огородах они выращивают картофель, тыквы, яблоки, огурцы. У них – натуральное хозяйство… Можно нигде не работать и кушать то, что вырастет на огороде.

В этом году они собираются дать новые имена своим коммунистическим улицам. Мне рассказывали про какого-то анархиста Махно, который сто лет назад отрицал государство и ради этого убил много людей в Павлограде.

Они, Катарина, не любят государство. Им не нужен порядок…Газ у них есть, электричество – есть… Пьяные мужчины лежат на земле и никто их не забирает. А они хотят дать новые имена своим улицам. Разве порядок возникает тогда, когда ты даешь новое имя улице?

-Ульрих, но таких людей нельзя приглашать в Европейский Союз. Нельзя чтобы некультурные люди плевали на наши тротуары и разбрасывали здесь мусор. Они же могут на кого-то напасть!
Как ты думаешь, Меркель об этом знает?.. Я обязательно ей напишу письмо… Или нет, – я напишу письмо президенту Украины. Почему он не способствует тому, чтобы эти граждане вели себя, как приличные люди?

– Катарина, не будь такой полоумной, – скажет ей Ульрих. – Это другая страна. И подобные замечания могут их сильно обидеть. Это международный скандал.

Я не могу приехать в Индию или Эфиопию и рассказывать им, что грязь — это плохо. Каждый сам в своем доме наводит порядок. Мы должны отвечать только за свой дом. Не за Индию и не за Украину.

Катарина и Ульрих отправятся смотреть телевизор, точно зная, что с наступлением темноты никто не нарушит их покой ни дикой дракой ни пьяными воплями. Их полицейские и их бургомистры, не допустят того, чтобы пьяные бандиты били окна у одиноких пенсионеров и при помощи кулаков выбивали из жалкие пенсии.

Наши полицейские и наши бургомистры не в силах навести порядок на нашей земле и не могут оградить нас от пьяных воплей, потому что вопят и дерутся на улочках города не иностранные гости из Германии или Франции, а наши коренные жители города, привыкшие с детства к тому, что нагадить можно везде, где только они пожелают. Привыкшие потому, что за грязь у нас не наказывают.

Вот и ходим мы по темным улицам им. атаманши Маруси, по криминальным районам им. уголовника Котовского да по проулкам им. батьки Махно. И переименовать их, допустим, в бульвар Влюбленных, в улицу им. Джона Леннона или в Дворянскую одной только сменой вывесок невозможно.

Виктор Абрамас

7 КОММЕНТАРИИ

  1. Правильно глаголите Абрамс, по улице названой в честь какого нибудь эуропейского питерАСА нам ходить будет гораздо приятнее, чем по улице ЛЕНИНА, который пытался из бы.дла людей сделать, но это была его стратегическая ошибка. Так что будем ходить по Первой Парнокопытной с переходом на третью Скотомогильную.

    • Святой Никола , спаси нас от рок-н-ролла,
      Вся святая свита , спаси нас от брейк бита..

      Это знает каждый кроха ты не жди от них добра,
      Ницше, Ньютон, Энди Уорхолл, фуагра из-за бугра,
      Педикюр и всё такое, стейки, стразы, конфетти,
      Не оставят нас в покое, мать их за ногу ети…

      Эти все деликатесы не для русского ума,
      Пидарасы , поэтессы негде ставить им клейма,
      Современное искусство и грудастый силикон,
      Чтоб им блядям было пусто от святых наших икон.

      Бахи, Джобсы и Сальери – надоели мочи нет,
      Их бы всех бы к высшей мере – был бы санкциям ответ,
      Жабы, устрицы , моллюски сами жрут и нам суют,
      Булавы успешной пуски пусть нарушат их уют..

      Святой Никола , спаси нас от рок-н-ролла,
      Вся святая свита , спаси нас от брейк бита..

    • Так это мысли вслух нормального человека, не любящего “русский мир” с пьяными орущими в подворотнях, обос..ными газонами и подьездами, быдлом вместо нормальных людей… Неужели непонятно? Судя по комментам выше – всех все устраивает – все эти гадюшники, которые сами и производим.

      • Чего вы лезете со своим европами? У нас здесь классно , свободно. У нас народ отдыхает как хочет, а вы ходите всех в стойло загнать.

        • Отдыхает, как хочет – кто срет в парке, кто бухает, разбрасывая бутылки, – это классно … быдлу. Не будь уборщиц – в говне были бы по уши!

  2. А где тогда торговать павлоградцам гармошками, рюмками и утюгами? Этот стихийный рынок существует давно. Его никто не подвигает, вот люди и приспособились. Но живущим там не позавидуешь! Утром “базар”, а вечером алкаши и наркоманы. Это система.

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ