ОДНА ИНЪЕКЦИЯ ЛЮБВИ

0
447

Небольшой уютный дом, в котором есть стол с белой скатертью. На столе стоит ваза с цветами. А на кресле, возле печки, спит щенок.
Я в реабилитационном центре для нарко- и алкозависимых. Центр христианский. Открыт в селе Водяном около полугода назад. В комнату неспешно сходятся бывшие наркоманы, которые живут в этом центре. Некоторое время спустя они рассказывают истории своей жизни, а я пытаюсь понять, почему молодые, красивые и здоровые люди становятся наркоманами.
– 12,5 лет я употреблял наркотики, торговал наркотиками, сидел в тюрьме, – рассказывает мне директор реабилитационного центра, 31-летний Павел. – 2,5 года назад попал в христианский реабилитационный центр в Днепропетровске. Привели друзья наркоманы, которые сами получили освобождение. Там я познакомился с Богом. И Он меня полностью освободил от наркотиков.
Вернулся в Павлоград, познакомился в церкви с пастором Александром Бобровником. Мы начали заниматься служением реабилитации наркоманов и алкозависимых. Это было в июне 2013 года. Один наш центр находится в Павлограде в садике на Литмаше, второй – в селе Водяне. Я начал помогать знакомым, друзьям. Люди стали получать освобождение, так у меня появилась команда из 10 человек. Все они прошли реабилитацию и приняли решение служить таким же людям, какими они были раньше.
На сегодняшний день в центре уже 60 спасенных человек. Бог дал мне жену и ребенка. А ведь два года назад я должен был умереть.
Каждую неделю человека два приходят на реабилитацию. Вот Ольге всего двадцать лет. У неё ещё вся жизнь впереди.
Сидящая рядом со мною девушка улыбается. Красивые черты лица, приятная улыбка. Ольга кажется ещё ребенком. Оказывается девять месяцев она употребляла наркотики.
– Хотелось острых ощущений, – объясняет Ольга. – Мой парень был наркоманом. Я попробывала один раз и захотелось ещё. Казалось, что можно жить и так. Ведь никто из наркоманов не говорит, что это плохо. А. если наркоман торгует наркотиками, то его цель – привлечь побольше людей, которые принесут им деньги на наркотики. Я зарабатывала, и на мои деньги покупали наркотики. А потом поняла, что больше не хочу так жить, не хочу быть зависимой, и приехала в центр.
– А почему вы основали центр в Водяном? – спрашиваю я у Павла. – Ведь сюда ехать далеко?
– Дело в том, что человек не может проходить реабилитацию в том городе, где он употреблял наркотики – очень большое искушение, – говорит он. – Поэтому пять месяцев назад мы купили дом в селе Водяне, чтобы привозить людей сюда.
В реабилитационном центре есть график. Мы приучаем человека к порядку, изучаем с ним Библию, молимся, посещаем церковь. Человеку нужно дать ограничение, чтобы он смог встретиться с Богом. Реабилитация длится один год. Первые полгода человек учится, а остальные полгода служит тем людям, которые приходят в центр.
– И много в Павлограде наркоманов?
– Очень много. Каждый день от наркотика умирает один или два человека. Вместе со мною кололось человек сто, спаслось только десять – остальных уже нет в живых. Наркоманам нужно помочь. Я употреблял наркотики так долго, потому что не знал, что есть выход. А когда попал в центр и увидел, как бывшие наркоманы стирают мне вещи, ухаживают за мной, я понял, каким хочу быть. Когда люди проявили ко мне любовь, мое сердце, озлобленное наркотиками, расстаяло. Тогда я начал их слушать…
– Меня тоже поразила забота и любовь ко мне, – говорит 24-летний Максим. – Я в реабилитационном центре 1,5 месяца. Употреблял наркотики пять лет, уже не мог ходить. Жил там, где варили наркотик. Постоянно выпрашивал у мамы деньги. А потом встретил своего друга, который бросил наркотик, и приехал сюда. И вот я уже бегаю. Такого я не ожидал, не верил, что поменяюсь за месяц. Ведь наркотик забивает голову.
Сколько раз я брал у мамы деньги и говорил, что иду лечиться в больницу, а сам убегал. И никто не мог мне помочь. В клинике просто продолжают колоть препараты, очищать организм от наркотика. Но в ум тебе ничего не положат. Ты выходишь с той же головой, и через два дня снова начинаешь колоться. Ведь зависимость от наркотика больше, чем физическая, она психологическая. Это удовольствие, и от него отказаться сам не сможешь.
– Когда-то мы считали, что круто употреблять наркотики и быть бандитами, сейчас поняли, что ошиблись, – дополняет его Павел. – Теперь мы знаем, что круто быть верующим и ходить в церковь.
Вначале хотелось остроты ощущений, хотелось быть похожими на тех людей, которые употребляли наркотики.
Наркотик – это удовольствие. И от любого удовольствия очень тяжело отказаться. Я понял, что хочу бросить, когда разрушилась семья, когда потерял работу – лет через семь после употребления наркотика. До этого мне казалось, что у меня все нормально. А когда понял, что хочу бросить, понял, что уже не могу. Получается есть момент, когда у наркомана все хорошо, и он может бросить, но не хочет. А потом он уже хочет бросить, но не может. Когда семья разрушена, родители отказались, работы нет – возвращаться не к чему. И человек понимает, что он лучше уколится и умрет. А когда приходишь в центр и видишь людей, которые были когда-то такими же, как и ты, а сейчас освободились, ты думаешь, а чем я хуже их, я ведь также могу получить освобождение, начать новую жизнь. Вот Юра – наше настоящее чудо!Да он и сам все расскажет.
Дальше я беседую с Юрием. Юрию 49 лет. По манере говорить я делаю выводы, что у Юрия за плечами тюремный срок.
– 27 лет я сидел. Первый раз сел по малолетке в 15, – откровенно рассказывает он. – Школу закончил хорошо, поступил в мореходку. Был спортсменом, заиграло самолюбие и из мореходки меня выгнали. Ну и пошло – поехало. Раньше как: чтобы тебя уважали, нужно, чтобы тебя боялись. Раньше наркоман – это было стильно.
Когда попал в тюрьму, не хотелось, чтобы кто-то на шею лез – лучше я кому-то залезу. Ну а там, чтобы залезть, нужно многое вынести. У меня это получилось. Чтобы получилось, мне ещё добавили 3,5 года. В тюрьме я прожил так, что некоторые люди на свободе так не живут. Поробовал и наркотики, и водку, короче, пробовал все. Потерял одну семью, вторую, сейчас третья семья. Мне многие говорили, чтобы я бросил и пошел в церковь, а я стоял и кивал. Меня устраивала та жизнь. В тюрьме, когда ты на блатную педаль становишься, а тебя заставляют брать веник или половую тряпку – для тебя это унижениео. И я не мог переступить эту ступень. А потом понял, что либо я убъю кого-то, либо меня кто-то убъет. Тюрьма была для меня спасением…
В общем, я сам захотел приехать в центр. Мне все надоело, уже ничего не хотел. Захотел поменяться. На себя мне было наплевать, но когда я приходил домой и видел, как плачет жена…Здесь я стал меняться. Сейчас моя жена, дочка и внучки ходят в церковь. Прикинь, я приезжал домой к жене на день рождения, а моя внучка говорит, что я какой-то не такой, что я даже пахну по-другому. Меня раньше не могли заставить взять в руки веник, а сейчас я сам беру его, заметаю и сам себе поражаюсь.
Я в центре с августа. И если бы мне в начале лета сказали, что я откажусь от той жизни и поменяю свое мышление, я не поверил бы. А сейчас это факт. Я раньше думал, что у меня столько грехов на душе, что если я в церковь зайду, она загорится. А сейчас я в церкви, я с Богом.
– А я наркотик впервые попробовал с 17-ти лет, – откровенно рассказывает 30-летний Костя. – Все началось с друзей. За девять лет я шесть раз лежал в наркологии по 21 дню, полностью проходил курс лечения. Физически меня полностью восстанавливали. Но после этого я держался максимум месяц. И все начиналось заново с новыми силами, ведь организм почистили. Я уже не видел выхода. Зарабатывал немало, и все уходило на наркотики, плюс брал ещё у своих. Я их очень сильно этим обижал. Любой наркоман своих родных тянет в бездну…
Мне дали визитку реабилитационного центра. И я приехал сюда. Теперь понял, что только Бог может освободить от наркотиков. Я не бывший наркоман, я – новое творение.
– Я слышала ещё про метадоновую программу? – интересуюсь я. – Она эффективна?
– В Павлограде есть метадоновая программа, – поясняет Павел. – Метадон – это наркотик, а наркотик от наркотика не поможет. Причем метадон хуже обычного наркотика. Потому что от того наркотика, который люди употребляют в Павлограде, ломка длится 5-6 дней. А от метадона – 30-45 дней. Причем ломка такая, что её физически не каждый может перенести. Метадон – это конечная остановка. Люди, которые не могут искать наркотики, встают на метадоновую программу, чтобы просто дожить. Я не видел такого человека, который употреблял бы метадон леть пять. Метадон полностью забивает организм. И через год любая царапина переростает в рану.
– Выход из наркозависимости только в Боге?
-Выход один – стать верующим, – чуть ли не в один голос говорят собравшиеся.
– Мышление, которое формируется годами, тяжело менять, – говорит Павел.- А сейчас у нас новые друзья. У нас есть шанс найти новых друзей, шанс быть настоящим. Теперь ты уже не живешь для себя, а начинаешь жить для других людей…
По их лицам видно, что жизнь этих людей очень круто поменялось. И я радуюсь этим переменам вместе с ними.Я понимаю, что каждый человек имеет шанс на лучшую жизнь.
От человека всего-то и нужно, – увидеть любовь.
Анна Захарова

P.S. Связаться с Павлом можно по тел. 095-47-78-621. Не упустите свой шанс!

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ