О ПОТОЛСТЕВШИХ ПРЕЗИДЕНТАХ

3
258

Я не знаю, что думают добровольцы о революционере Петре Порошенко, – о его миллиардах, которые никакого отношения к революции на имеют и о его успешном российском бизнесе.

О чем может думать доброволец , вжимаясь в мерзлую донецкую землю, при артиллерийском обстреле, где-нибудь под Дебальцево: о перемирии, во время которого из танков и артиллерии расстреливают украинских солдат; о войне, которую наши командующие
скромно назвали операцией?

Почему операция, а не война? Почему за год прошедший после Майдана, не арестован и не предан суду ни один из причастных к убийству все той же «небесной» сотни? Почему в стране, которая жаждет перемен и где каждый день за эти самые перемены погибают бойцы, ничего не меняется? С такими вопросами www/ begemot.dp.ua к тем, кто точно знает что такое война.

– А що ви хочете побачити, якщо 23 роки радянські люди грабували Україну. – говорит боец батальона “Січ” Олег. – Кучма, Кравчук, – це радянські люди. Що ви хочете від мене почути, якщо президент України один із засновників Партії регіонів? Один з трьох …Що ви хочете від мене почути, якщо губернатор Дніпропетровської області грабував її більше десяти років?
Давайте говорити чесно: у нас пострадянське суспільство. У Слов’янську за Опозиціний блок голосували 37% виборців, у Павлограді – 50%. Про що можна говорити?
Тільки у керівництва країни, як і у місцевих чиновників, не працює інстинкт самозбереження, – вони не розуміють, що нам всім доведеться пережити найближчим часом. А Росія вже програла. Вона пішла проти природи. Росія не еволюціонує, – вона живе в середньовіччі. Вона не знає, що вже мертва. Ми переможемо. Інша справа, – якими жертвами ми переможемо.

-Те, кто пришел на войну с Майдана, понимают, что в стране поменялись лица, но не система власти, говорит боец батальона «Донбасс» Владимир. – Систему нужно менять здесь , на местах. Одни воюют там, другие – здесь. Здесь воюют с чиновниками, с системой, чтобы не было продажных судов, не было продажной милиции, сфабрикованных дел, договарняков и т. д. Здесь – внутренний враг, там — внешний. Надо бороться и с тем и с другим. Всем бойцам с передовой уйти нельзя, но малой частью все же можно прийти и пытаться делать то, что мы сегодня делаем в своем городе.
Если власть идет с нами, и признает, что народ – это хозяин, а депутаты и чиновники – слуги народа, то никто ни к кому претензий предъявлять не будет. У чиновников сейчас, как мне кажется, главное удержаться при власти, и постараться по максимуму обелиться: мол, мерседес заработал честно. Даже если у меня будут и два “мерседеса – я хороший. Сейчас в их среде идет поиск такой схемы, чтобы остаться при своем и своих интересах и при этом продемонстрировать обществу, что, вроде, как с народом.
Мое мнение: если ты мечтаешь о том, что другие будут на тебя пахать, вместо того, чтобы ты работал сам и давал возможность зарабатывать другим, – это утопия.
Но наша беда в том, что у нас много людей, которым все равно под каким паном ходить. Они, наверное, и хотели бы, чтобы их жизнь к лучшему менялась, но только чтобы их никто не трогал, и чтобы сами они при этом и пальцем не пошевелили. Только так не бывает. Да и наша жизнь не такая уж и долгая, чтобы сидеть и ждать, когда за тебя
кто-то что-то будет делать. Надо самому брать и делать. Для начала хотя бы выйти из дому и посмотреть, что у нас в действительности происходит.
А кто-то сидит и рассуждает, мол, у меня семья, заботы, дети и кредиты. А у другого то же самое, но он все равно пошел защищать свой дом и свою страну. Первый останется рабом на всю жизнь. А, когда к нему придут домой насиловать его жену и убивать его детей, он будет сидеть и смотреть.
Бойцы рассуждают так: Украина – это моя страна, мой дом… Если сегодня враг пришел к тебе, завтра он придет ко мне домой. Мы должны объединиться, чтобы защитить свой дом. Я не хочу, чтобы какие-то вооруженные люди заходили к кому-то в дом, – кого-то
грабили, кого-то убивали. И мы сегодня делаем все, чтобы у нас подобное не случилось.

Что могут думать бойцы украинских батальонов о ситуации в Украине, – можно узнать пообщавшись с ними. Тем более, что количество призванных в армию мужчин с Павлоградщины, приближается к тысяче. Но вот, о чем думают наши министры и депутаты, во время войны? – это вопрос.
Я не знаю, что думает наш президент, укрывшись за шторами у себя в кабинете. Ну, уж точно не об отдыхе в какой-то Кирилловке и не о том, как дотянуть до президентской зарплаты. Президенты о зарплатах не думают и об азовских бычках не мечтают.
Может быть, отгородившись от всех, он размышдяет об украинских чиновниках, с которыми ни к какому Евросоюзу и на пушечный выстрел подойти невозможно; о семьях, которые бросают свои дома на Донбассе или о стоимости жизни одного солдата Нацгвардии?
Если ты президент, то обо всем думать тебе нельзя: ни о старушках Донецка, ни об украинских бойцах. Нужно сосредоточиться на
государственных задачах и жить только ими. До тех самых пор, пока на вверенной тебе территории, эти задачи ты не решишь. По-другому нельзя.
Плотник, который берется построить дом и дом не построит, это не плотник. И капитан не приведший корабль в порт, не капитан. Президент страны не должен быть хуже плотника, капитана морского корабля или солдата, который вжимается в мерзлую землю где-нибудь под Дебальцево, но не бежит.
А наши президенты, которые клялись и божились, то поднять экономику, то вырвать с корнем коррупцию, это не призиденты. Потолстевшими уходят они на пенсию, чтобы там на государственных дачах и за государственный счет рассуждать о том, как много ими сделано для нашего государства.
Украинцы своим неудавшимся президентам не должны платить ничего. Как работникам которые не выполнили работу. Но мы почему-то платим. И не только неудачника-президентам, неудачникам-депутатам, председателям и министрам. Мы им платим из общественного кармана, почему-то решив, что неудачнмк-чиновник в тысячу раз ценнее для государства, чем толковый школьный учитель, толковый доктор или толковый офицер.
Им позволено многое: распоряжаться имуществом, распоряжаться людьми, награждать почетными званиями и карать. Только никакой ответственности за свои дела или свое безделье они не несут.
Что мы делаем? Для чего? Почему нам так нравиться выбрасывать наши деньги на ветер? Почему нам так нравится делать вид, что это не мы, если все это происходит с нами, – с нашими доходами, с нашим имуществом?
Мы в 2015 году — это Петр Порошенко, Арсений Яценюк, Владимир Гройсман, Александр Турчинов и Виталий Ярема. И бездарные командиры, по вине которых погибли тысячи украинских солдат, – это мы. И простаивающие заводы. И пропавшие миллиарды, бестолку взятые в долг нашими капитанами, – это тоже мы. Янукович, Ющенко или Кучма, – это все мы. Это с нами, это при нас, в нашей жизни и в наше время.
Так кому же пенять? Кому предъявлять претензии? Кто у нас некудышный плотник, некудышный солдат и плохой гражданин?

Виктор Абрамас

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Недавно смотрела репортаж о борьбе с коррупцией в Румынии. В 1989г был расстрелян генсек Никколае Чаушеску. Смерть Чаушеску ознаменовала собой окончание череды антикоммунистических революций, произошедших в 1989 году в Восточной Европе. Сейчас спустя 25 лет в Румынии плавно, но идет процесс борьбы с коррупцией, улучшения жизни рядовых граждан. Страшно представить сколько же Украине потребуется времени до начала перемен?.. Когда же призрак Совка отпустит нашу страну? Ведь в умах, сердцах и делах большинства украинцев горит огонь веры, надежды, любви и желания жить ДОСТОЙНО и МИРНО!!! Я “маленький” человечек и мои дела – песчинка, но таких песчинок в стране миллионы. И я верю в НАШУ ПОБЕДУ…Победу в войне и коррупции. (только какой ценой…и почему в 21 веке, после двух мировых войн такое происходит…)

    • Хорошо, когда знания находятся на нулевом состоянии. При Чаушеску Румыния была развитой страной с которой считались даже капиталисты. Сейчас это страна попрошаек, жителей которой гоняют по всему Эвросоюзу. Кроме того для таких профессоров истории как Вы поясняю-никакой социалистической рэволюцыи в Румынии не было. Так что оставьте свой бред при себе.

    • Ольга, не слушайте паршивца. В Павлограде много людей, которые ездили в соц Румынию и ужасались ещё нищете. Революция там была в 89-м из-за нищеты. Им тяжело, но в социализм их больше не тянет. Клаус Йоханнис все сделал для того, чтобы в 14-году было арестовано 1000 коррупционеров. Мы о таком только мечтаем.

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ