Очерк о хирургическом отделении «четверки»

3
730

Несколько строк о хирургическом отделении, что на четвертом этаже ГБ № 4. Так уж случилось что в 18 году я по различным поводам оказался под ножом хирурга. И все в 4й горбольнице. Сказать , что здесь лучшее в округе хирургическое отделение – ничего не сказать.

Очерк о хирургическом отделении «четверки»Руководит им Браславец Виктор Михайлович, человек авторитетный и авторитарный, благодаря чему в отделении жесткая дисциплина и прекрасная выучка. Когда я попадал сюда по направлению, Метр, назначая хирурга на операцию, тщательно инструктировал его и даже рисовал фломастером на моем бренном теле где сделать надрез, а что просто отрезать и выбросить. Да, да не смейтесь. У меня например нет пупка, после грыжи, нет грудной железы после воспаления оной. А операции все проходили прекрасно и благополучно.

Если же я попадал в отделение со скорой, ночью меня тут же оперировал дежурный хирург – и не менее успешно. И поэтому я не могу сказать о врачах отделения ничего особенного, кроме того что сказал. Лишь перефразирую поэта «Все равны, как на подбор». Как один все молодец , а с ними дядька Браславец! Но о среднем и младшем медперсонале , если бы позволил объем заметки, я мог бы писать и писать. Прежде всего – блистательный профессионализм, исключительная вежливость и еще – старание.

Остановлюсь на молоденькой, одной из лучших на мой взгляд медсестер – Михайличенко Марине. Часто вы видели, чтобы медсестра бегала по отделению? А вот Марина бегает между капельницами из палаты в палату, чтобы не прозевать истечение.

Кредо же другой молодой сестрички – Кати Голубь – я запомню навсегда : « Я не люблю неоконченную работу,- сказала она больному попросившему ее перенести капельницу на вечер, ни не проставленных капельниц, ни не проколотых уколов». Вот если бы моей внучке такое кредо! А то ведь попросишь что-либо сделать, а к тебе вопрос : «А можно потом?». А потом или забыто, или времени не хватило. Когда я в связи с маленьким росточком назвал Катю Воробышком, она гордо возразила : « я не Воробышек, я Голубь», – я понял, что величие духа этой маленькой девушке не занимать. Она действительно не Воробышек!
Не могу обойти вниманием и более опытных сестер. В первую очередь Света Спивак. Думаю, что она, если возникнет необходимость, воткнет капельницу даже в мизинец!

И еще Рита (имя так оригинально- рио-Рита-Маргарита- что не стал выяснять фамилию)- девушка с изменчивым настроением, но чаще веселым, чем грустным. Как она радовалась, когда совладала с моими старческими венами! Очень предупредительна (и красива, хотя это уже не касается профессионализма, я просто оценил и не выяснил фамилию) Юля. По моему – ведущая медсестра. Спасибо, Юличка за внимание!

Весьма внимательна к нуждам больных и сестра -хозяйка. Всем , кто лежал в больнице, известно, что самой незаметной фигурой в отделении является нянечка. Младшую медсестру Наумову Свету незаметной не назовешь: во время подставит плечо, если ты покачнулся, идя на перевязку и то и подкатит кресло-каталку, ни слова упрека , когда ты не держишь воду во время клизмы, а ей приходится вытирать и вытирать, зато мило щебечет на бытовые темы, не оставляя больного наедине с его болью.

Когда медсестра Света Спивак и санитарка Света Наумова дежурят вместе, мне кажется в отделении становится светлее. Не только из-за их имен, но и из-за их усердия и не побоюсь этого слова – ласки. Невольно вспоминаешь Шукшина с его рассказом « Ну зачем я так рано родился?». Скинуть бы лет пятьдесят!

А работницы пищеблока? Да ни одна не отказала в лишнем кусочке хлеба, когда по моему заказу (я был иммобилен) соседи приносили из АТБ бутылку кефира. И не одна не отказала в лишней ложке тушеной капусты (так как кашами я пренебрегал).

Но как ни жаль заканчивать на негативе –придется добавить и ложку дегтя в мою бочку меда. Отделение делится на две части: на половине для негнойных больных и другую для гнойных. Как в Ноевом ковчеге : для чистых и нечистых. И так же как ковчег переполнено. На этом сходство заканчивается. Палаты для «чистых» весьма благоустроены: тут и кондиционеры и холодильники, новые тумбочки и поролоновые кровати с консольными подъемниками (весьма удобными при вставании больных с изрезанными животами), кафелем и свежими полами. Палаты для «нечистых» весьма далеки от такого совершенства. Говорят, всего добился зав отделением Браславец благодаря своим хорошим отношениям с депутатами – народными и областными и руководством города. А для «нечистых» не хватило то ли депутатов, то ли финансирования.

Виктор Михайлович! Не останавливаться же на пол дороги. Ждать новых депутатов? Или может быть скажет свое слово новое руководство больницы? Я думаю хирургическое отделение должно стать жемчужиной «четверки».

А почему хирургия? – возразят хотя бы терапевты. Да потому что насморк и даже нервы при необходимости можно лечить и дома, а хирургия без операционных, перевязочных и чистых палат невозможна! Не обижайтесь , милые терапевты- тяговые лошадки современной медицины. Не сомневаюсь «семейными врачами» Вы освоите специальности оталаринголога и пульмонолога и даже фтизиатра, кардиолога , гастроэнтеролога и даже (не дай Бог) проктолога – но хирургами вам не быть никогда, если мы, конечно, ни катимся вспять к сельским врачам, к началу прошлого века- во времена Вересаева и Булгакова. Говорят, история движется по спирали.

А вы дорогие коллеги, не лечитесь по «Мечникова», а оперируйтесь в «четверке» у Браславца, лечитесь у Браславца – оно и дешевле и надежней.

Донченко Александр Иванович

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Виктор Михайлович подарил мне вторую жизнь,сделав сложную операцию на желудке.Все что пишет автор статьи правда. Я был приятно поражен таким прекрасным отношением к больным.

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ