Людмила Калинина о смерти побратима: «Мы выжили там, чтобы здесь вешаться…»

3
505

Сегодня, 30 октября, Павлоград простился с 32-летним Сергеем Нориком — дончанином, воевавшим за независимость Украины, бойцом АТО, прошедшим Иловайский котел, волей судьбы попавший в Павлоград. Он покончил жизнь самоубийством через повешение.

У дома 47 по ул. Западнодонбасской, где он проживал в последнее время с гражданской женой, собрались побратимы, ветераны АТО, волонтеры, представители власти и депутаты Павлоградского горсовета.Людмила Калинина о смерти побратима:  «Мы выжили там, чтобы здесь вешаться...»

Он рвался на фронт. Но говорили о том, что с его ранениями о войне теперь надо забыть. Да и для того, чтобы попасть на фронт, надо было пройти через психо-неврологический диспансер. Удостоверение участника боевых действий было утеряно. Перебивался случайными заработками. Говорили, что жизнь вроде бы стала налаживаться: устроился на работу, нашел спутницу жизни… Но что-то пошло не так.

Людмила Калинина о смерти побратима:  «Мы выжили там, чтобы здесь вешаться...»– Мы служили с Сергеем вместе с июня 2014 г., были ранены, вместе были в плену, – рассказала корреспонденту beg.dp.ua ветеран АТО Людмила Калинина. – Сам  жил на Донбассе в Донецкой области. И когда началась необъявленная война, Сергей пришел в батальон «Донбасс». Мы прошли с ним Иловайский котел.

Сегодня мы провожаем Сергея в последний путь, везем его на Донетчину, где живет его семья. Он был Патриотом с большой буквы.

Людмила Калинина о смерти побратима:  «Мы выжили там, чтобы здесь вешаться...»Я не думаю, что это был порыв. Это закономерно. К этому все шло. Это итог равнодушия человеческого общества. Вот я, к примеру, вернувшись из АТО на мирную территорию, понимаю, что мы, атошники, себя здесь не находим. Сергей здесь столкнулся с такими же проблемами, как и я: нам надо доказывать, что мы защищали родину. Классно флажками махать, а когда мы сюда приходим, мы здесь никому не нужны. Атошники, как затравленные зверьки: кто-то ударяется в пьянку, кто-то в наркотики и суициды. Общество нас не принимает.

Мы были нужны, когда мы уходили на войну. Простые солдаты, как Сергей, вернувшись с войны здесь никому не нужны.
Такое было после Великой Отечественной, мне бабушка рассказывала, такое было после Афганистана. И сейчас в Украине полным ходом идет этот процесс.

А сколько таких суицидов по Украине?! Никому неизвестно, что в душе атошника творится. И никто этими людьми не занимается. Друзья рядом — это хорошо, но не все проблемы могут решить друзья. Сережку невероятно жалко. Мы старались вытаскивать его на мероприятия, где он улыбался.

Таким людям нужна реабилитация. Без реабилитации они не выживут. Это надо решать и на уровне государства, и на уровне местных советов. Работа с психологами, трудоустройство бывших бойцов. Сергей перебивался случайными заработками: то он красил балконы, то на стройке, то деревья сажал. И должна быть опека таких людей на перспективу. Они должны знать, куда можно прийти со своими проблемами, чтобы их хотя бы выслушали.

Людмила Калинина о смерти побратима:  «Мы выжили там, чтобы здесь вешаться...»– Сергей обращался к нам периодически, и мы пытались поддержать его, помогать, – рассказала корреспонденту beg.dp.ua депутат Павлоградского горсовета Валентина Жилкина. – Там много было вопросов, надо было оформлять документы. Он не был зарегистрирован ни как боец АТО, ни как переселенец. Он после Иловайска был ранен. Долгое время находился в горбольнице №4. Человеку даже не было за какие средства вытащить спицы из тела…

Но то, что наше государство не дорабатывает в работе с такими людьми, вернувшимися из АТО (ООС) — это однозначно. Если люди, пережив горнило войны, уходят из жизни таким образом, это наша общая вина. Это трагедия всего общества.

Работа по реабилитации атовцев ведется плохо. У него был на лицо посттравматический синдром. Человек не справился с жизнью — и это страшно. Жизнь оказалась страшнее смерти…

Он там, в зоне военных действий, каждый день рисковал жизнью и не боялся этого. А здесь, на мирной территории жизнь оказалась сложнее, жестче. И все мы являемся хладнокровными убийцами. Я себя тоже считаю в какой-то степени виновной в том, что произошло — мы все не защитили человека, который за наше мирное сегодня отдал свою жизнь. Мы не сделали того, что обязаны были сделать!..

Людмила Калинина о смерти побратима:  «Мы выжили там, чтобы здесь вешаться...»Специализированное авто «Госпитальеров» в сопровождении павлоградских активистов сегодня доставило тело Сергея Норика на родину.
Сергей похоронен в с. Зоря Константиновского района Донецкой области.

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Жаль человека, на которого плюнуло смачно Государство. Но не приплетайте сюда Великую Отечественную и Афганистан. Не то время и не тот случай. Лучше посмотрите фильм “Коммунист”, может добрее станете.

  2. Согласна, Афган, ВОВ это две большие разницы, царство небесное, а добробаты так и набирали, тех, кого армия отбраковала, добробаты шли за деньги, извините…

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ