Факт служебной халатности терновские медики не отрицают

0
521

Жена шахтера Мария Киваркова уже три года пытается доказать, что муж ее умер от профзаболевания, а документы на социальные выплаты  по вине работников Терновской городской больницы не попали на МСЭК.

В заключении о причине смерти бывшего шахтера указано профессиональное заболевание. Фонд Социального страхования должен был выплатить семье одноразовую помощь, – не меньше 5-ти годичного заработка умершего и еще не менее одногодичного заработка на каждого члена семьи.

Но документы Терновской горбольницей были переданы на МСЭК только в мае 2015 г., а с 1 января 2015 г. выплаты от ФСС по аналогичным случаям уже были отменены.


Мария Ивановна убеждена, что по вине работников больницы, которые несвоевременно передали документы в МСЭК, их семье причинен ущерб.

18 января Павлоградский горрайсуд допросил двух свидетелей: заместителя главврача, в обязанности которой на тот момент входило оформление необходимых документов и передача их на МСЭК, и медсестру.

Медсестра утверждает, что истицу не видела и не помнит, когда Киварковы приходили в больницу. К документам на МСЭК она никакого отношения не имеет.

На заседании выяснилось, что каких-либо журналов или расписок, где бы фиксировалось получение врачом документов на МСЭК, в больнице вообще нет. Сроки на рассмотрение документов на МСЭК никаким документом не регламентированы, хотя комиссия больницы по вопросам направления в МСЭК должна заседать 1 раз в две недели. Доказать, что Киварковы приносили документы на МСЭК и передавали их врачу в конкретный день – 17 сентября 2015 г. – не представляется возможным.

Бывший заместитель главврача в суде заявила, что она 17 сентября 2015 г. была в отпуске по путевке. Правда, руководство больницы выносило ей выговор.

Врач утверждает, что документы были переданы ей где-то в конце ноября или начале декабря 2014 г. Точно она не помнит.

От врача всего-то и требовалось: сделать выписку из амбулаторной карты Романа Киваркова, эпикриз и ксерокопию протокола вскрытия умершего и направление от Фонда социального страхования. На подготовку этих документов понадобилось, по утверждению родственников умершего, — 9 месяцев.

Но в направлении Фонда в документах обнаружили ошибку, о которой родным умершего не сообщили. А врачи ошибку исправлять не стали.

Врач на это ответила так: «Мне нечего сказать».

На лицо очевидная служебная халатность, если не хуже. В этом суду еще предстоит разобраться.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ