ЭТА ДИВНАЯ БЕЛАРУСЬ!

3
238

Украинские пограничники не особо старательно проверяют наши документы. Туристы внимательно выслушивают серьёзные речи гида о суровости пограничников на белорусской стороне. На границе нам выдают миграционные карты и четкие инструкции по оформлению.

Я заполняю карту и умышленно делаю грубейшую ошибку в своём имени. Через три часа водитель нашего автобуса просит всех пройти паспортный контроль. Группа выходит автобуса и выстраивает очередь возле КПП. Интерьер КПП сохранил свой первозданный вид. Стиль «Советский союз».

Здравствуйте 70-е годы!

За стеклом кабинки для проверяющего – пусто. Через несколько минут в нее заходит явно раздраженный пограничник и гневно нас спрашивает «Кто вам разрешал выходить из автобуса?». Украинский водитель уверенно отвечает, что добро дал его коллега, находящийся на улице. После такого короткого диалога наступает тишина. А говорили, что у Лукашенко все работает, как часы. Нет, белорусы такие же советские, как и мы.

Проходим паспортный контроль. Ошибку в моей миграционной карте не замечают. Моя ошибка никому не нужна.

Едем в Минск и заселяемся в одну из трехзвездочных гостиниц. Пробую на вкус белорусскую воду из водопровода. Вода хорошая, даже хлоркой не отдаёт. Принимаю горячую ванну. Выпиваю бутылку на удивление вкусного белорусского молока. Закусываю хлебом из местной пекарни. Включаю телевизор и засыпаю под альтруистические речи президента Лукашенко. Нас ждет знакомство с городом Минском.

В целом, по шкале европейской чистоты, столица Беларуси заслуживает уверенную четверку. Поражает ширина улиц и проспектов. Ощущаешь себя словно в поле, усеянном архитектурным наследием СССР, вперемешку с архитектурой современности.

После часа прогуливаемся по просторам площади независимости в Минске. Вокруг чистота. Натыкаюсь на окурок от сигареты с фильтром. Удивляюсь – редкое явление.

Столица пестрит спортплощадками, беговыми и велосипедными дорожками. Здесь чаще всего можно увидеть человека в кедах за физическими упражнениями, нежели человека в тех же кедах, но за бутылкой «нацыянальнаго» пива.

Достаю фотоаппарат и стараюсь запечатлеть в удобном ракурсе Ленина, у ног которого бунтует пролетариат.

В это время за спиной в специальной кабинке греется караульный часовой. Завидев меня, тот покидает свое убежище и начинает прохаживаться возле парадного входа Дома Правительства. Направляю объектив на молодого парня в погонах и делаю фотографию. Спустя мгновение вижу его перед собой: «У нас съемка военных запрещена! Пожалуйста, удалите фотографию…»

Тихо-мирно удаляю файл. Позже узнаю, что в Беларуси действительно запрещено снимать военные объекты и некоторые правительственные здания. О съемках людей в форме можно было бы и поспорить . Но еще два дня впереди. Когда сообщаю военному, что прибыл из Украины, на его лице просыпается сдержанный интерес. Рассказываю о доказательствах присутствия российских регулярных войск на Донбассе. В ответ: «Да… по телевизору не все рассказывают…»

После этого военный задумывается. На этом беседа обрывается. Теперь я не могу сказать, что часовые Беларуси каменные.

В национальном музее разговорился с одной из смотрительниц. Женщина рассыпается в комплиментах президенту Александру Лукашенко за его заботу о культуре страны. И в ее случае, похвала действительно оправдана.

Значимые культурные объекты, так же как и в Украине, существуют за государственный счет, хотя не обходятся и без коммерческой инициативы внутри таких объектов. Например, Мирский замок, что в городе Мир, предоставляет в аренду роскошные средневековые апартаменты для бракосочетаний и различных торжеств. 45 минут аренды обойдется заказчику в 400 американских долларов.

«Уровень безработицы по официальным данным около 30%» – говорит гид, женщина 40 лет. После этого с весьма заметной долей осторожности подчеркивает намеренное занижение данных показателей. «Люди крутятся, как могут. Выручают дачные участки». Так похоже на Украину…

Просящий подаяния мужчина, стоит с протянутой рукой у церкви в центре столицы вместе со своими коллегами. Его зовут Александр. Александр искренне смотрит в глаза и на вопрос «как он относится к спиртному», говорит о не сочетании алкоголя с верой в Бога. При этом из его уст отчётливо доносится запах перегара.

Если перевести белорусские рубли в гривну, то 2 миллиона в Беларуси будет приблизительно приравниваться 3000 гривен в Украине. Как и в Украине, в Беларуси есть бедные и богатые. Хотя социальный контраст здесь не так приметен. По данным за ноябрь 2014 года 0,8% работников в Беларуси могут похвастаться зарплатой свыше 20 миллионов. Примерно 19% зарабатывают от 6 до 8 миллионов. Меньше 2 миллионов получают 5,5% сотрудников. Цены на продукты и другие расходы в целом в 1,5-2 раза выше украинских. Именно это в недавнем времени спровоцировало белорусов ездить за продуктами в Украине.

После трёхчасового переезда из Минска в Пружаны, что в Брестской области, заселяемся в гостиницу, расположенную рядом с местным городским советом.

Ужинаем в ресторане гостиницы за 55 тысяч рублей.

Выхожу на улицу осмотреться.

Прогуливаясь по закоулкам Пружан, наблюдаю освещенное фонарями безлюдье. Продолжаю движение по обочине второстепенной дороги и радуюсь встречному прохожему. Заглядываю в его лицо. Провожу параллели между взглядом белоруса и украинца в такое время суток. Это безразличие, но никак не настороженность.

Поворачиваю направо – и тут же прищуриваюсь от слепящего света автомобиля местной милиции. Тихоходная иномарка подкатывает ко мне вплотную. Внутри – страж нажимает кнопку электрического стеклоподъёмника и после слов «лейтенант уы-уы-е» (наверное, не только украинские работники МВД отличаются невнятностью речи при произношении собственного имени), в мою сторону доносится вопрос: «Где ваши светоотражающие элементы?»

По белорусскому законодательству все пешеходы, траектория движения которых проходит по обочине проезжей части, в тёмное время суток в обязательном порядке должны обозначить себя светоотражающими знаками, которые крепятся на одежду. В случае невыполнения – штраф, и не малый.

Слушаю голос милиционера и сразу вспоминаю о возможных последствиях, казалось, безобидной вечерней прогулки, и о том, что незнание законов не освобождает от ответственности.

Я турист из Украины. Поселился с группой в гостинице неподалёку, пытаюсь оправдываться я .

Услышав мой ответ, молодой лейтенант настойчиво интересуется, откуда конкретно. Задумываюсь, к чему именно этот вопрос и не выдерживаю:

Вы что, допрашиваете меня?

Нет, только спрашиваю, – отвечает тот, и просит предъявить документы. Говорю, что паспорт в гостинице, и по его желанию он может проехать вместе со мной, чтобы удостовериться в правдивости моих слов. Но милиционер сообщает, что я могу быть свободен.

Успеваю сказать ему вежливое «спасибо», а сам ловлю себя на мысли, что испытываю злость на только что покинувшего меня правоохранителя.

В городах Беларуси сразу бросается в глаза полное отсутствие ларьков не только с печатной прессой, но и ларьков вообще. В самом большом торговом центре столицы вижу лавку с газетами.

Что из негосударственной независимой прессы можете предложить?- спрашиваю продавщицу.

В ответ получаю настороженное молчание, и дальнейшие движения руки женщины, указывающие на лежащую на прилавке государственную газету. Покупаю одно из предложенных мне государственных изданий. Среди 28 полос предновогоднего номера еженедельника в политотделе читаю 30-ти сантиметровое стихотворение.

«После затяжного перерыва в унисон с Россией мы нальем.
И шампусик вспениться игриво – в ЕАЭС ведь вместе заживем»…

Тут же говорится об Украине:

«И ЕС опять колбасит. Греция сиртачит, как банкрот.
Украина глазки свои красит, натовцам заглядывает в рот»..

Примыкающие к стиху статьи об Украине, Евросоюзе и России дополняют рифмованные строки. Читаю статьи, в которых упоминается Украина. В одной из них автор заявляет, что своей бездарностью Янукович перещеголял даже Ющенка, а в еще двух о том, что исход любой революции всегда носит только отрицательный характер для тех, кто ее затеял.

А по информации независимого интернет издания «Белорусский партизан», в стране по-прежнему ограничивается свобода слова. В отношении независимых журналистов в мирной Беларуси в 2014 году были использованы такие средства, как аресты (2), штрафы (19), предупреждения (6), задержания (8), обыски (2), вызовы в милицию, обыски, отказ в визе.
Но не будем о грустном… Побываем лучше в знаменитой Беловежской пуще. Беловежская пуща — это то, чем страна действительно, может гордиться.

По прибытию в заповедную зону, к водителю автобуса подходит работник транспортной инспекции и с вежливой дотошностью проверяет документы. Перед началом проверки, не без интереса, спрашивает о ситуации в Киеве.

В это время, по резиденции белорусского Деда Мороза, спокойно прогуливаются два сотрудника ОМОНа. Безобидный сказочный городок с резиденцией белорусского Деда Мороза и ОМОН, – белорусская сказка.

Вспоминаю, что в нескольких километрах расположена резиденция президента республики Беларусь. Село Вискули в Беловежской пуще. Именно здесь в декабре 1991 года, главы трех республик, основателей СССР, – Белоруссии, России и Украины констатировали, что СССР прекращает свое существование, а спустя десятилетия здесь поселилось первое лицо Беларуси.

Гуляем по пуще и застаем врасплох популяцию зубров. Я поправляю желто-синюю ленточку на рюкзаке женщины из нашей туристической группы:

У вас ленточка спряталась и её не видно!

Я знаю. Это чтоб не дразнить… , – отвечает она.

Понимаю, что женщина имеет в виду совсем не животных. Желто-синяя ленточка может воздействовать на людей, как красная тряпка на быков.

Проходим белорусскую заставу. Въезжаем на нейтральную зону, и приближается к украинской границе. В автобус за паспортами заходит украинский пограничник.

Возвращаясь, через три дня домой, чувствую неописуемую радость при виде молодого украинского пограничника и сам удивляюсь своему дружелюбию. Полчаса – на проверку, и словно родной, в салон комфортабельного лайнера врывается грохот и тряска, вызванные от передвижением по украинским дорогам. Нет, дома лучше… Пусть даже с дорогущим долларом и бензином по 17 гривен.

Здравствуй, Украина! Я привез тебе впечатления из соседнего государства.

Сожалею , что не везу достаточную долю мира, которого сейчас так нам сейчас не хватает. Мир ни в сумке, ни в рюкзаке привезти не возможно.

Андрей Холодов

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Прочитал и понял, что автору в Беларуси ничего не понравилось. Для него бардак это уже дело привычки. Видимо поэтому его все время подташнивало. Кроме бдительных служивых ребят, а так же одного окурка (может брошенного вот таким завистливым гостем) его ничего не впечатлило. Он ничего не увидел хорошего, да и не пытался. Это даже не возмущает, это просто вызывает жалость к нему. Это наверное такая форма оптимизма. А вот насчет мира он тут конечно прав, что его в рюкзаке не привезешь. Его не возят, а строят дома у себя сами. И если белорусы по его мнению (украинца) остались в 70-х, о которых он судя по возрасту мог только байки слышать, то что думать белорусам об украинцах … Про 20-е? А ведь в Украине не то время, чтобы развлекаться сарказмами!!!!!!!!

    • На сто процентов в точку. В прошлом году ездил, впечатление не передать, вызвало зависть.

      • Я уже много лет живу и работаю в Беларуси. Знаю её досконально. В прошлом году вышел на пенсию. Скажу, что величина пенсии такова, что на Украине очень не у многих такая зарплата! Но дело даже не в том. Такой криминогенной ситуации как в Павлограде (и в целом по стране) в Беларуси вообще никогда не было. А политическая и экономическая ситуации так совершенно не сравнимы! Иногда тянет в родные места, но всегда “режет” глаза: во что народ тут одевается, на каком транспорте ездит, в каких домах живёт, по каким улицам ходит и какими чиновниками обзавёлся. Про ГАИшников и прочих “правоохранителей” вообще отдельную статью писать нужно. Т.ч. хочется пожелать приближения украинской ситуации к белорусской.

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ