Сергей Тищенко: « Когда начиналась борьба с наркопритонами, говорили, что за нами еще будут гоняться, как за преступниками»

0
471

На встрече с членами ОФ «Павлоградская самооборона» и.о. руководителя полиции в Днепропетровской области по общественной безопасности Владимиру Богонису пришлось выслушать упрек в предвзятом отношении к бойцам добровольческих батальонов.

– В 2014 г., когда возникла необходимость, поскольку вооруженные силы и полиция свою функцию не выполняли, мы первыми в Днепропетровской области создали общественное формирование, первый блокпост,- напомнил глава ОФ «Павлоградская самооборона» Сергей Тищенко. – Потом пошли воевать. Многие были в рядах батальонов «Днепр-1», «Азов», «Айдар», «Правый сектор». У меня и моего побратима Ярослава Тарасенко болит душа за правопорядок в городе. Когда начиналась борьба с наркопритонами, казино, нам говорили, что за нами еще будут гоняться как за преступниками.

Мы пытались взаимодействовать с полицией, вызывали на место преступления, но к нам приезжали, в лучшем случае, через 3 часа. Хотя, согласно Конституции Украины, любой гражданин, увидев преступление, имеет право его предотвратить. Мы это делали вместе с Ярославом Тарасенко и другими активистами.

Мы находили амфитамин и трамадол, ширку… Полиция приезжала спустя три часа и выражала готовность оформить преступление должным образом.

Когда жильцы целого подъезда жалуется, что в квартире на первом этаже варят «ширку», а полиция, по их словам, бездействует, – мы приезжали. Мы находили амфитамин и трамадол, ширку… Полиция приезжала спустя три часа и выражала готовность оформить преступление должным образом.

Но после нашего ухода, на нас «вешали»: магнитофон импортный, портсигар отечественный, куртку замшевую и т. д. – кражи на тысячи долларов.

В 2015 г. произошли грандиозные задержания. Задержали Ярослава Тарасенко, меня и др. В результате Ярослава продержали полгода в следственном изоляторе, однако обвинение ничего не смогло доказать — Ярослав вышел на свободу.

Но сейчас ситуация, как я понимаю, продолжается. В связи с делом гибели бывшего депутата Госдумы РФ Вороненкова. Я официально заявляю: я знал и Павла Паршова, который, якобы, был киллером. Я знал Ярослава Легенца…

На мой взгляд, почему-то азовцев, айдаровцев, и особенно правосеков и других бойцов добробатов прессуют.
Не считаете ли Вы, что имеет место предвзятое отношение в действиях определенных властных структур к бойцам добровольческих батальонов?

– Не считаю, – однозначно ответил Владимир Богонис. – Я лично оказываю давление на «Днепр-1». Для меня не имеет значение бывший ты или настоящий боец добробата, но не будет такого, чтобы кто-то рассчитывал на какое-то особое отношение к нему: выполняешь работу добросовестно и качественно — молодец, нет — извини, будем прощаться.

От халатности руководителей и личностей руководящих органов «Айдара», «Днепра-1», «Азова» и других зависит благосостояние бойцов.. И в первую очередь следует требовать с руководителей этих подразделений соблюдения дисциплины и законности.

Скажу вам так: среди бойцов батальона «Днепр-1» не все «клевые пацаны». Фамилии называть не буду. Но если человек переступил закон, он должен за это отвечать.

Есть у нас такие работнички, которые в День Победы поступили некрасиво по отношению к бойцам АТО. Бойцы встали и говорят, мол, если будут наказаны наши пацаны — мы все уволимся. Хорошее дружное подразделение, в котором все стоят друг за друга.

Я объяснил так: тот пацан, который бил по голове дубинкой безоружного, ничем не угрожающего человека, должен выйти из строя и сказать: «Я виноват» и достойно уйти — это я называю патриотизмом, честностью и порядочностью.

Такие персоналии есть, были и в будущем будут. Я лично был с первого дня на Майдане, строил блокпосты в Днепропетровской области.

Мы строили Краснопольский блокпост, т. к. ожидали по трассе Днепр-Кривой Рог наплыв вилкуловских титушек из Кривого Рога. Для нас это было самое важное направление. Я с первого дня – боец полка «Днепр-1». Я последний выехал из Мариуполя, вместе с Итальянцем.

Я воевал не за то, чтобы нарушался закон. Я строил блокпосты, пошел на войну как раз за то, чтобы закон соблюдался. И я еще свою войну не закончил. Мой бой продолжается. Мой фронт сейчас тут. И я буду воевать за законность и со стороны полиции, и со стороны любой персоны.

Я хочу, чтобы вы тоже понимали: мы не воевали за чьи-то эмоции, мы воевали за законность. Я против проявления незаконных действий кем бы то ни было.

Не нравится закон — у нас есть Верховная Рада, органы местного самоуправления: давайте вставать, говорить, говорить правду о политиках. И когда актив будет говорить правду, к нему люди будут прислушиваться. А через инструмент выборов мы сможем выбрать тех депутатов, которые примут те нормативные акты, которые позволят нам жить так, как мы этого хотим.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ