НАКАЗАНИЕ СВОБОДОЙ

0
296

Тюрьма, как известно, не санаторий. На каждом, кто побывал там однажды, она оставляет свою несмываемую печать. Опытный взгляд среди сотен прохожих без труда различит отсидевшего гражданина.
О том, как сегодня заключенным живется на зонах и в тюрьмах, нам достаточно откровенно рассказывают наши киношники в многочисленных ментовских сериалах. Но вот о том, как живут освободившиеся граждане, нам никто не рассказывает. Они никому не нужны, эти “откинувшиеся”. Да и кому нужны проблемы бывших зэков, которых зачастую на воле никто не ждет и жить им негде. Без крыши над головой, без прописки, они не могут устроиться на работу, а значит не могут  честно заработать на жизнь. Другое дело опять загреметь на нары, – вот это пожалуйста. За ограбление фанерного киоска, за кражу кабеля, за кражу кошелька. По сути дела, после отбытия срока заключения, людей сегодня наказывают свободой. И ворота в тюрьму для них распахнуты широко.
С Юрием Трубниковым я договорилась встретиться у супермаркета на Ленинградской. И бывшего заключенного в толпе я узнаю безошибочно. Не только по тому, как Юрий одет, но  по впалым щекам, по тоскливым глазам. Юрий с другом, который тоже, по-моему, прошел испытание зоной.
– Я вообще нигде не живу, – говорит мне Юрий. – Меня нет. Кроме справки о том, что я освободился, у меня на руках нет никаких документов. Я вышел на волю 23 декабря 2011 года. Прихожу в паспортный стол на получение паспорта, а у меня спрашивают место прописки. Без определенного места жительства паспорт не выдают. Обращаюсь в исполком, а мне говорят о том, чтобы я шел договариваться с комендантом общежития о выделении для меня комнаты. Иду… А комендант разводит руками – мест в общежитии нет даже на подселение. Я обращался в общежития на Парковой и на Промышленной, – везде один ответ: “Мест нет.” Хотя знакомые говорят, что места в общежитии  есть.
Милиция меня поддерживает, я к ним за помощью обращался, но даже они мне ничем помочь не могут. Замкнутый круг какой-то получается. Вроде бы и есть живой человек, а вроде бы его как бы и нет…
Без прописки и паспорта, я не могу  оформить инвалидность по поводу ограниченной подвижности конечностей, болезнь дала о себе знать еще в 1996 году. У меня вторая нерабочая группа. Я получал пенсию до того, как сел.
Для наглядности Юрий показывает мне свои руки, на которых обозначились напряженные сухожилия – понятно, что работать такими руками весьма проблематично..
– Юра, а давно ты по зонам?.. И за что тебя в первый раз посадили? – спрашиваю я у него.
– Первый раз я попал в тюрьму в 18 лет за хулиганство, – рассказывает Юрий. – Родители были в разводе. У них была квартира по Ленинградской и по   Днепровской. Но родители умерли, и мое право на квартиры безвозвратно потеряно…
Есть и другая проблема – у меня уже имеются два нарушения. Первое – я не встал вовремя на учет. Второе – меня не было в указанном месте при проверке службой по надзору. Но, если у меня нет места жительства, если я каждый день скитаюсь по знакомым, и утром не знаю, кто меня примет на ночлег, не мудрено и нарушить. Как только у меня появится третье нарушение – меня опять запрячут в тюрьму…
Во время нашей беседы с Юрием его спутник молчал. Выясняю – зовут Игорь.
– Игорь плохо разговаривает после инсульта, – поясняет мне Юрий. – Освободился чуть раньше меня… У него есть квартира на Ленинградской, но нет ни паспорта, ни документов. Пока его не было, квартиру разграбили. Ее теперь  квартирой трудно назвать – там бомба взорвалась… И документов на квартиру у Игоря нет… Главная проблема для него, как и для меня – паспорт получить. Помогите нам…
Я, конечно же, обещаю помочь, двум друзьям по несчастью, которые просят у города не подачки, а всего лишь возможности удержаться в этой свободной жизни, возможности остаться в живых.
Вместе с Юрием на следующий день 13 марта, мы идем в отдел по вопросам семьи, молодежи и спорта Павлоградского горсовета. Нас внимательно  слушают. Но  жилищный вопрос так легко не решается.
– Мы попытаемся чем-то помочь человеку, – говорит начальник отдела по вопросам семьи, молодежи и спорта Александр Дугин, – но это дело не одного дня. В среднем с подобными проблемами к  нам обращаются в месяц один-два человека, из числа освободившихся из мест лишения свободы.
– Мы как-то обращались и в религиозные конфессии с просьбой опекать таких людей, – рассказывает заместитель начальника отдела Виктория Селина. – Там людям предоставляют работу, кормят, определяют на ночлег. Но не всегда человек  соглашается идти в разрез со своими религиозными убеждениями, даже находясь между жизнью и смертью. А  мест в общежитиях города на сегодня нет, новое жилье не строится, каких-либо приютов тоже нет. Понятно, что и в общежитиях, и на месте работы на таких людей смотрят подозрительно, с опаской. Конечно, мы имеем дело с человеком, который оказался в сложной жизненной ситуации, и будем ему помогать. А проблем много не только у освободившихся. К нам обращаются и бомжи, и разведенные… Сколько людей, столько и судеб. И в каждом конкретном случае надо разбираться.
Первое, чем реально помогли человеку, это снабдили продуктовым набором от общества “Красный крест”.    Теперь такие наборы он сможет получать регулярно. Вопрос с пропиской все-таки будет решен – это нам твердо пообещала замгородского головы Алиса Рябова.
Каждый выживает в одиночку, но в поисках верного пути не надо отчаиваться. Главное не разучиться понимать чужую беду.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ