МАКСИМ УЕХАЛ НАВСЕГДА

0
334

Еще одним маленьким украинцем у нас стало меньше. Нет-нет, мальчик жив и может быть даже счастлив. Когда ребенок обретает семью — это, наверное, счастье. А все дело в том, что решением городского суда под председательством судьи Валентины Литвиненко граждане Италии Роберто и Иванна усыновили воспитанника районного детского дома Максима.Если сказать, что в детском доме, в Межиричской СШ № 1, где он учился, жалели, что забирают у них Максима – значит, ничего не сказать. Спокойного, покладистого, способного к науке мальчишку любили все – от директора детдома Татьяны Наривской до трехлетнего Ярика. Максим был «звездочкой» детдома: поет, танцует, даже играл в сельском народном театре. За год освоил программы первого и второго классов, догнал сверстников, которые учатся уже в третьем. А в детский дом Максим попал весной прошлого года.

    Его родители уготовили ему нелегкую судьбу. Отец – в тюрьме, мать, оставляя голодного ребенка в холодной хате, устраивала свою личную жизнь. Сердобольные соседи подкармливали мальчика, одевали-обували, брали к себе переночевать. Особенно заботилась о мальчугане заместитель директора Булаховской СШ Ирина Гузь. Она даже хотела усыновить Максима. И ее семья была не против. Но против оказалась мамаша! Она устроила скандал с битьем окон. Ирина Александровна сама собирала документы на устройство мальчика в детский дом, так как другого выхода не было. Максимку нужно было спасать. Все праздники и каникулы Максимка проводил в семье Гузь. Когда Ирина Александровна узнала, что Максимку усыновляют, да еще иностранцы, – два дня плакала и, в конце-концов, предложила новым родителям приехать на Родину мальчика. Она показала им село, лес, речку, озеро, чтобы они увидели, где родился и жил их сын. Показала еще и для того, чтобы Максим еще раз посмотрел на родные места, которые он увидит теперь не скоро. Пусть запомнит…

    У Роберто и Иванны уже был горький опыт общения с детьми, предложенными Департаментом национального усыновления. Третья попытка – встреча с Максимом, по их обоюдному решению, была последней. И, как оказалось, удачной. В Павлоград супруги приехали еще 6 сентября. Почти три месяца жили здесь, ездили в Межиричи на свидания с Максимом. Надо сказать, первая их встреча тоже чуть ли не стала последней . За день до их приезда родная мать подарила Максиму мобильный телефон. Не было предела радости ребенка, это же здорово – в детском доме собственная мобилка! Итальянцы же привезли ему машинку и настольную игру. Правда, Роберто, увидев мальчика, снял свои часы и одел ему на руку. Но все равно, Максим не хотел выходить к гостям, наотрез отказывался уезжать с ними. Сотрудники детдома так и не поняли, чем «взяли» его итальянцы, только уже к вечеру Максим весело общался с ними через переводчика, а попутно учил незнакомые иностранные слова. В следующий их визит он уже встречал будущую маму с красным бумажным тюльпаном, который сделал собственными руками, а «папик» (ударение на второй слог, «папа» – по-итальянски) гонял с ним в футбол по коридорам детдома. Привыкание прошло быстро и безболезненно. Уже на суде по усыновлению Максим почти без труда говорил на итальянском. Ирина Савченко, юрист детдома, рассказывала, что Роберту и Иванне на суде было не просто. Судья Валентина Николаевна задавала всевозможные вопросы, чтобы удостовериться в искренности и необходимости их решения, об условиях пребывания ребенка в их семье. Максима, тоже присутствовавшим на процессе, Валентина Николаевна спрашивала, действительно ли он привык к новым родителям, и есть ли его решение уехать за границу окончательным. На вопрос судьи, хочет ли он вместе с фамилией поменять и имя, Максим с радостью согласился. У мальчика начинается новая жизнь. Есть у него дедушка, бывший моряк, и он очень хочет быть похожим на деда Александра. Так и стал наш Максим Алехандро.

    В детском доме все волновались и переживали, хотя в 2008 году у них уже удочерили девочку граждане Испании. Но все же опыт подобного усыновления еще небольшой. Директор детдома Татьяна Наривская вела обстоятельные беседы с Максимом-Алехандро о том, что он сможет приехать в Украину только после своего совершеннолетия и то в гости, что в Италии его ожидает другая жизнь, чужие люди, и ему, уже десятилетнему, нужно многому учиться и переучиваться. «Перекрестному допросу» подвергались и родители.

По законам Италии мама, усыновившая иностранного ребенка, проводит с ним год дома (декретный отпуск – по-нашему). За этот период он адаптируется, изучает язык. Роберто рассказал, что у Алехандро будет возможность общаться на родном языке. В Италии много украинцев, приехавших на заработки. Можно достать литературу на украинском языке, да и в детском доме на прощание дети подарили Максиму ими сделанные игрушки, вышивки для украшения его будущей комнаты и украинские книжки.

Максим уехал из нашей страны, как уезжают сегодня десятки детей. Страна отказывается от них, от брошенных и ненужных…

Усыновление украинских детей иностранными гражданами – хорошо это или плохо?.. Однозначного ответа нет. Но по-любому, это – трагедия. Трагедия наших малышей, трагедия нашего государства.

     Жалко было отпускать Максима, в один голос говорят в детдоме, но мысль о том, какая судьба его ждала здесь, после выпуска из детского дома, перевесила все сомнения. Условия, созданные детям в Межиричском детдоме практически идеальные (его бюджет сегодня – 1,100 млн. гривен – от автора), но все же казенный дом не заменит родительский. Ребенок выходит плохо подготовленным к самостоятельной взрослой жизни, опеки государства над ним уже нет. Да, жилье, если оно есть, сохраняется за детьми. Но в конкретном случае с Максимом, та халупа, в которой он вырос теперь пустует, и кто знает, не развалится ли, пока он в живет в детдоме. Ответ итальянцев на вопрос, почему они приехали за ребенком в Украину, а не усыновили его в Италии, меня лично поразил и где-то даже обрадовал. «Это невозможно – ответил Роберто. – У нас нет брошенных детей. У вас здоровая нация, здоровые дети».

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ