Найти Артемку невозможно. Мать, лишенная родительских прав, подозревает, что ее ребенка забрали для изъятия столбовых клеток

0
319

– В 2010 году у меня отобрали пятерых детей, которых я воспитывала одна, –  рассказывает мне худощавая женщина.
В свои 32 она выглядит намного старше. Ее зовут Елена Сапрыкина и живет она в Першотравенске. Вернее жила…
– Отобрали по решению  суда, но без лишения родительских прав, – говорит она. – А теперь я вдруг узнала, что без моего присутствия, меня  лишили родительских прав…
Она рассказывает, а я изучаю ее документы: первое решение суда от 20 сентября 2010 года касалось четверых детей. Иск об их отнятии без лишения родительских прав подали, когда Елена ходила беременной. Младшего отобрали у матери, когда ему не было и 2-х месяцев.
– В суде было что-то ужасное, – продолжает Елена. – Я не верила, что все это происходит со мной. Меня представили как последнюю алкоголичку, которая  не следит за детьми. Сказали, что мои дети спят на каком-то тряпье. Да, нам  было тесно в 1-комнатной квартире, но я неоднократно обращалась в жилищный отдел исполкома, стояла на льготной очереди на расширение. Только постоянно слышала отказ. А когда пришла в последний раз, мне говорят: «А зачем же ты написала отказ от трехкомнатной квартиры?» Где я писала?.. Когда?.. Я  ничего такого не писала. И никто мне этого не показал.
А в квартире есть двухъярусная кровать для детей, место для меня, письменный стол, телевизор, микроволновка, стиралка-автомат… Все необходимое у детей было. Да, мне действительно приходилось оставлять детей дома, но я просила присмотреть за ними соседку. Иногда за младшими присматривала старшенькая, – я их постепенно приучала к самостоятельности и заботе друг о друге. А как мне было поступать? Если надо пойти в больницу или в магазин, я же не буду брать с собой всех детей! Соседи на нас жаловались – мало кому понравится такое шумное соседство… Как-то у меня забилась канализация, я обратилась в ЖЭК, а там не реагировали, пока соседи на меня жалобу не подали за то, что я их затопила.
Старшая дочь сегодня обучается в интернате – она немного больна – так вот одна из сотрудниц умудрилась настроить ее, чтобы оговорила меня в суде, за это ее как-будто никто не будет обижать в интернате. Я тогда не могла поверить, что это говорит моя дочь…
Я листаю бумаги – никаких предупреждений или протоколов об административных нарушениях здесь нет. Да, в свои 32 Елена, естественно, не святая. Ей есть за что каяться и за что казниться, – так считает ее отец. Но в одночасье лишиться сначала мужа, а потом и пятерых детей, – такое выдержит не каждый. Только задача властей не топить своих оступившихся граждан, а помогать им, пусть даже словом, если эти граждане пытаются выбраться из беды.
Когда был жив ее муж Сергей, у них была обычная семья. Две дочурки,   трехкомнатная квартира. Сергей работал подземным слесарем на «Юбилейной». Только во время взрыва на шахте в 2002-м он надышался гарью и с тех пор его мучали  нестерпимые боли. Два года мучений… И в итоге – самоубийство. Трехкомнатную квартиру одной не потянуть. Квартира продана и Елена с детьми вселяется в однокомнатную. Беда, как известно, в одиночку не ходит.
За три года Елена рожает еще троих: одну девочку и двух пареньков. И вместо помощи получает на руки решение суда, по которому она теперь обязана платить алименты на своих детей в общей сложности 1,5 прожиточных минимума.
– Мне даже не дали место в детском саду для Ванюши, – рассказывает Елена о наболевшем. – Всякий раз говорили, что мест нет, хотя многодетной семье должны предоставлять место в саду на льготной основе. А мне только и говорили: может, в следующем году. И так, пока сыну 3,5 года не исполнилось. А тут – в суд подали и сказали, что я сама отказалась от места.
На четвертую мне не хотели платить пособие. Требовали, чтобы вначале ремонт в квартире сделала. А деньги откуда брать на ремонт? Пришлось отписать часть наследства родственникам взамен на ремонт. Сделали все как и требовали… Но тут меня обвинили в том, что я не работаю. Так ведь по закону я могу быть в декретном отпуске по уходу за детьми до 3 лет. А в суде говорят: устроишься на работу, исправишься и заберешь детей, никуда они не денутся. А я работы не боюсь. Я с 11 лет на работе… Мама у меня серьезно болела, так меня бабушка пристроила в зеленое хозяйство, я там вместо нее работала после уроков и на каникулах, пока замуж не вышла.
После того суда я пошла дворником в ЖЭК… Получила согласие. Но, когда я пришла снова, то в ЖЭКе отказались меня брать, так прямо и сказали, что получили указание… В Першотравенске меня на работу никто не брал.
Уже на следующий день после суда прямо из дома у меня забрали троих детей. 8-летнюю дочь, которая оставалась со мной еще 5 дней, забрали из школы. В класс пришли тетя и дядя, как она позже рассказала, и сказали: она им расскажет стишок, а они ей дадут подарок и отвезут домой. Но увезли в другое место. И вместо обещанных трех месяцев мои дети не пробыли в детском отделении и трех дней. Куда их отправили, – никто не говорил.
Старшую дочь так и оставили в интернате. Мой отец оформил опекунство на себя. Вторую мы отыскали с трудом в Днепропетровске. Нам давали неверные адреса. А она, хоть и училась во втором классе, но додумалась прислать мне письмо. Мы нашли ее в одном из приютов.
Еще двоих увезли в неизвестном направлении. Сколько мы их ни искали, все без толку. В Широковском районе, куда их отправили, моих детей нет. А про младшенького люди говорят, будто его взяли в першотравенскую семью, где больная девочка. Будто ей нужна была операция, а у Артемки подходящая группа крови. У него должны взять столбовые клетки для пересадки.
Мне пришлось уехать на работу в Донецк. Я там кондуктором работала. Как советовали юристы, я писала письма в наш исполком. Но ответов все не было. Это теперь мне объяснили, что надо было заказными отправлять, простые – выбрасывают. А тут я решила перейти на завод «Норд», там условия получше. Стала подавать документы, а у меня потребовали справку, почему стаж прерван. Если дети – то где они сейчас. Я – в исполком, спрашиваю в очередной раз, где дети и как мне их вернуть, ведь я уже работаю. А мне показали заочное решение суда о лишении меня родительских прав. Причем, в отношении младшенького такое решение было еще 28 июля, а по остальным – 29 декабря 2011 года. У меня было еще несколько дней, чтобы подать на апелляцию, только ни один наш адвокат не берется за мое дело.
А между тем, Виктор Владимирович, отец Елены, говорит, что к старшим девочкам мама приезжает с подарками. С ней, как ни с кем, детям хорошо. Дочь очень хочет вернуть всех своих детей.
Редакция «Бегемота» обратилась с письменным запросом в службу по делам детей г. Першотравенска. Вопросы простые:
– По каким причинам лишили родительских прав мать пятерых детей без каких-либо официальных предупреждений и штрафов?
– Почему ее разлучили с грудным ребенком без соответствующего решения суда, опережая события?
– Где сейчас находятся дети? И как их могли определить под опеку в чужие семьи, в то время, когда мать  не лишили родительских прав?
– Как поступить сегодня женщине, чтобы восстановить права в отношении несовершеннолетних детей?
Ждем ответа. А Елена надеется, что когда-нибудь сможет обнять своего Ванюшу, обнять своего Артемку и Анну-Марию.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ