ДАРЫ ДЕМОКРАТИИ

0
306

Рано утром у поселкового магазина громко беседуют трое мужчин. Изредка они наливают какую-то жидкость в пластмассовый стаканчик и, содрогаясь, по очереди пьют из него. У них опухшие небритые лица и мутные от выпитого накануне глаза. На скамейке – закуска. И одна пустая бутылка уже стоит на земле.
Не стесняясь в подборе слов, мужчины  вспоминают подробности минувшего дня и самодовольно хохочут,  пугая своим внешним видом непроспавшихся первоклашек, которые в эту пору спешат на занятия.
– Бляха-муха, это что же за номера! – издалека, приближаясь к мужчинам, кричит растрепанная женщина в болоневом пальто нараспашку. – Я сдыхаю, а они тут в полный рост наслаждаются жизнью!
У женщины тоже опухшее от длительного пьянства лицо и нетрезвый взгляд. Нерасчесанная и неумытая, она добавляет к сказанному витиеватую нецензурную фразу. Мужчины хохочут. Это их алкогольное счастье, краткосрочный момент алкогольной истины.
Они неожиданно вразнобой затягивают песню из репертуара Аллы Борисовны Пугачевой, про знаменитый миллион алых роз, и преподносят растрепанной женщине стаканчик с жидкостью.  Под их хоровое пение опухшая женщина тут же начинает приплясывать…
В это время к магазинчику подходит  помятый  мужчина с котомкой. Он достает из урны пустые бутылки и старательно выливает в свой рот все, что в этих бутылках осталось. После чего укладывает бутылки в котомку.Это его алкогольная истина, смысл бытия.
Сколько  мужчин и женщин утром  опохмеляются в Павлограде? И какое количество алкогольных напитков они выпили в новогодние праздники? – этого не знает никто.

Если предположить, что семейная пара, встречая 2012-й, выпила в Новогоднюю ночь бутылку шампанского и две бутылки вина, то в пересчете на 60 тысяч трудоспособновыпивающих граждан, они должны были выпить 120 тысяч литров, т.е. две цистерны с прицепом. И это без пива, без водки и без коньяка, которые лились рекой при встрече Года Дракона. Сотни, если не тысячи горожан, до тошноты отвечеряв и до отвращения отпосевав, только на работе собираются с мыслями и мечтают лишь об одном – добраться до холодной бутылки пива, которая стоит у них в холодильнике.
Пьют  без меры не только подзаборные особи. Пьют  генеральные директора, офицеры, строители и шахтеры, врачи и водители пассажирских автобусов, поэты и члены политических партий, милиционеры, спортсмены, студенты и  школьники, журналисты…
Вы пройдитесь как-нибудь вечером по многочисленным забегаловкам города и посмотрите на этот разгул демократии, разгул свободы духа, разгул деградации. Если количество школ и детских садов у нас сокращается, то количество кабаков только растет. На каждую тысячу жителей – по одному кабаку или по одной ликероводочной точке. Пить – так пить, гулять – так гулять… Это наш национальный вид спорта, на развитие которого государство сил не жалеет.
Образованные приверженцы алкогольных напитков могут сослаться на  исторический факт, мол, русские люди  и, в частности, украинцы, во все века напивались до неприличия. Пили ведрами в Петровские времена, пили при Александре-I и при Николае-II… Это традиция…  Только никто вам не скажет, что Петровская водка была всего-то 14 градусов. Или о том, что на одну, не то что пьющую, а просто употребляющую водку семью, в царской России приходилось девять непьющих семей. Потребление алкоголя в России, как это не покажется странным, было самым низким среди всех промышленных стран. Страна-то была аграрной, т.е. основное ее население составляли крестьяне. А пьяного крестьянина за сохой трудно себе представить. Пьяного пролетария можно, а крестьянина – нет.
В 1960 году уже при советской власти, когда страна поднялась из разрухи, потребление алкоголя в СССР составляло 6 бутылок спирта в год на одного человека. Для увлечения спиртными напитками времени у рабочих не было. Жизнь становилась спокойнее и сытнее. Правда, заметив, что партийные лозунги о свободе и равенстве слегка не соответствуют поведению многих советских руководителей, народ, только-только выбравшийся из нищеты, стал прикладываться к спиртному покрепче. И к 1979 году потребление алкоголя в СССР уже составило 22 бутылки чистого спирта на одного человека. В 1986-м после введения “полусухого закона” этот показатель резко снизился до 7 поллитровых бутылок в год. Пьяниц стали преследовать, как изменников родины. Но Союз развалился и на смену горбачевской антиалкогольной компании пришла всеобщая алкоголизация населения с пропагандой нетрезвого образа жизни. Начался дележ   национальных богатств и на борьбу с алкоголизмом никто из вождей уже не отвлекался.
В 2011-м количество потребляемого на душу населения абсолютного алкоголя достигло 32 бутылок в год. Это меньше на 200 грамм того, что выпивают в России, но в 5 раз больше, чем пил советский народ при Хрущеве. В частности, в прошлом году украинец в среднем выпивал 57 литров пива, 22 пол-литровых бутылки водки, около десяти бутылок (0,7 л) вина и одну бутылку коньяка. К чему приводит такое усиленное потребление алкогольных напитков, –  могут сказать наши паталогоанатомы и “врачи скорой помощи”. Уж они-то насмотрелись на эти дары демократии.
Алкоголь убивает более 40 тысяч украинцев в  год, – беспристрастно свидетельствуют украинские медики. Это около 8 тысяч отравлений, ещё 8 тысяч — кардиопатий, а также другие заболевания и несчастные случаи, связанные с употреблением алкоголя. Кроме того, в Украине сейчас фиксируется 25-30% случаев детской патологии новорождённых, и очень часто причиной этого является  алкоголь, но этот факт обычно не разглашается. Да и чего тут, собственно, разглашать, если неприятностей хватает и без этого факта. За 20 последних лет куда-то испарились 6 млн. граждан независимой Украины. Еще 6 млн. граждан уехали на заработки в чужие края. Но 40 тысяч погибающих алкоголиков в год, для правительства – мелочь.    Это всего лишь 110 ежегодных смертей в Павлограде, по 30  смертей –  в Першотравенске и Терновке.
Среднестатистический украинец (сюда входят и глубокие старики, и младенцы) в год тратит на спиртные напитки минимум 1500 гривен, – подсчитали в Европе. Но деньги – не главное. Зато этот среднеспивающийся  гражданин не лезет на баррикады, не свергает царей и не думает о захвате вокзалов. Он выпивает свои 32 бутылки чистого спирта в год и тихо, никем не замеченный, из года в год умирает, вдоволь подебоширив и вдоволь набегавшись за своими близкими с кулаками. То есть вреда от такого народа правительству – никакого… Вред, в этом случае, наносится самому народу, только это в расчет не берется.
Глядя на то, чем занимаются в повседневной жизни наши избранники, глядя на повсеместное воровство, разврат и убийства, народ опускает руки, мельчает, спивается и в конце-концов вымирает, – это логика всемирной Истории. И никакой другой логики у этой Истории нет.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ