НАС ЖДЕТ РЕЖИМ СУРОВОЙ ЭКОНОМИИ!

0
265

На носу 2010 год, а государственный бюджет все еще не принят Верховной Радой. Власти на местах начинают заметно нервничать, а народ, особенно связанный с бюджетной сферой, с тревогой следит за действиями кандидатов в президенты.

    До выборов мы можем радоваться теплым батареям, мизерной зарплате, пенсиям и стипендиям. А вот после выборов наша жизнь точно изменится. И, скорее всего, не в лучшую сторону.

О жизни до и после выборов корреспондент газеты «Бегемот» поговорила с бывшим главой комиссии по экономике, бюджету и финансам Днепропетровского областного совета, членом аудиторской палаты, украинским директором ООО «Тритон» Александром Решеткой.

    Александр Николаевич, скажите, пожалуйста, по Вашему мнению, кому и почему не выгодно принятие государственного бюджета на 2010 год?

    – На мой взгляд, не выгодно всем политическим силам, которые претендуют на выигрыш в президентской гонке. Причем, по разным причинам.

    Не выгодно принятие в срок госбюджета Партии регионов. Потому как чем хуже ситуация обстоит сегодня, тем лучше она будет для них в будущем, хотя… Тут еще вилами по воде писано. Также, с одной стороны, не выгодно БЮТу, потому как бюджет не принят – и это минус правительству Тимошенко. С другой стороны – это плюс, потому что кто его знает, как пройдут эти выборы, сколько будет туров, с оглядкой на 2004 год. В итоге: в этот промежуток времени, который образуется с 1 января до момента окончания выборов и до избрания нового большинства в парламенте, а также до принятия нового бюджета, он – бюджет – будет регулироваться вручную. А вручную, в соответствии с существующим законодательством, он регулируется по четвертому кварталу предыдущего года. Т.е. это уже будет не бюджет, а, грубо говоря, смета, которой можно распоряжаться так, как тебе вздумается. В принципе, у нас даже при утвержденном бюджете регулировка вручную происходит целый год, поэтому особо удивляться нечему.

    – А что ожидает в таком случае местные бюджеты?

    – Местные бюджеты отражают общегосударственные тенденции, они не могут в корне отличаться по той простой причине, что управление ими и регулировка происходит практически вручную, и в соответствии с этим перераспределение ресурсов идет через центр, через Киев, а не так, как предусмотрено законодательством, что это должно формироваться на местах. Поэтому местные бюджеты будут точно таким образом выполняться в соответствии с той временной сметой, которая будет утверждена. А это чревато тем, что у правительства в первом квартале нового года случится полный бюджетный и финансовый коллапс, поэтому введут режим суровой экономии. То есть будут финансироваться только защищенные бюджетные статьи – зарплаты, медикаменты, ну и питание для больниц. И то, питание – это еще под вопросом.

    – То есть, те проекты, которые местные власти закладывали, зависнут?

    – Конечно! Если говорить о том, что будут какие-то капитальные вложения, капитальные ремонты, какой-то бюджет развития. Да, его можно нарисовать на бумаге, да, наверное, он и будет таким образом нарисован, и кто-то будет рассказывать, что это все финансируется. На самом же деле финансироваться не будет ничего, потому что ресурсов попросту нет. Я уже не говорю о том, что непринятие бюджета произошло по одной единственной причине: он сформирован на незаконной основе. Способность регионов распоряжаться финансовыми ресурсами на местах возможна лишь при условии реформы органов местного самоуправления. До сих пор ведь остается непонятным, каким образом распределять средства по селам и поселкам. А к той схеме, которую предложило правительство Юлии Тимошенко, существует ряд вопросов и замечаний.

    – Тогда не зря Президент наложил вето на принятие этого бюджетного проекта?

    – Конечно, не зря. Наш Президент в масштабах Украины – выдающийся экономист. Человек, который знает и бухгалтерию, хотя его за это почему-то осмеивают, и финансы, банковское дело. Еще когда он работал в Нацбанке, я попал на одно из совещаний и слышал его выступление. Так вот, я был искренне удивлен его глубине познаний в бюджетных вопросах. Сейчас он просто прекрасно видит и понимает, куда эта кривая с бюджетом-2010 выведет и какие последствия будут для страны.

    – Александр Николаевич, а что вы как эксперт можете сказать о законе повышения соцстандартов?

    Любой закон имеет какое-то стоимостное выражение, то есть, финансовых ресурсов, которые нужно изыскать для его выполнения. И когда на финансовый рынок сиюминутно выбрасывается вот такая масса денежных ресурсов, это неизбежно приводит к инфляции.

Наша страна, по моему глубокому убеждению, еще более уникальна, чем любая страна мира. Если у других происходят выбрасывания обесцененных – то есть эмиссионных, если правильно говорить, денег, – последствия наступают через какой-то период. Нужно время, чтобы эти деньги вышли на рынок, чтобы сыграли рыночные механизмы, образовалось какое-то взаимоотношение мировых валют, цен, предложения товаров и так далее. В Украине же это дело происходит вообще удивительно. У нас только объявят по телевизору, что вот сегодня приняли такой-то закон, а цены на рынке выросли еще вчера. Поэтому говорить о том, что этот закон будет иметь какую-то пользу для населения, просто не приходится.

    – Александр Николаевич, как только грянул кризис, все эксперты в один голос трубили, что осенью начнется вторая волна, еще более сильная…

    – Я прогнозировал, что к концу года гривна очень сильно упадет, а вырастут мировые валюты – доллар, евро. Но сейчас происходит обратное, и я могу прокомментировать только так, что это происходит за счет ресурсов Нацбанка. У каждой страны есть золотовалютный резерв, он позволяет регулировать национальную валюту по отношению к мировым, держать курс в узде. Сейчас еженедельно выбрасывается 200-300 млн. на то, чтобы удержать этот курс. Но сколько резерва осталось в распоряжении Нацбанка и сколько еще денег мы сможем прокурить, чтобы удержать гривну в рамках? И стоит ли овчинка выделки? Только для того, чтобы поддерживать имидж Кабмина? В целом же это тормозит развитие экономики Украины.

    – А, кроме Нацбанка, другого источника удержать гривну нет?

    – Если вы обратили внимание, то за последнее время выделили миллиард на «Евро-2012», хотели миллиард гривен бросить на подготовку к борьбе с гриппом, еще 12 млрд. на то, на се… А печатный станок ведь просто так не работает! Процедура следующая: в один из избранных банков эмитируют какие-то ценные бумаги, их выкупает Нацбанк, дает этому банку живые деньги, которые потом куда-то уходят. То есть любая операция, с какого бы конца она не начиналась, все равно завершается в Нацбанке. Опять же, возвращаемся к мысли: а где дно колодца? Уже пошли разговоры о том, что давайте за счет предполагаемой прибыли Нацбанка профинансируем этот миллиард… Видимо, финансовых ресурсов уже не осталось. Есть какая-то финансовая критическая точка, ниже которой руководство Нацбанка, даже если их будут к стенке ставить, не опустится, потому что это будет преступление перед нацией. А речь идет о том, что давайте-ка съедим будущие прибыли. Это неправильно, потому что у банка есть свои собственные цели, расходы, он должен развиваться.

    – До выборов все останется зыбким и непонятным…

    – Да и после будет непонятно. До выборов гривна вот такими героическими усилиями Нацбанка еще продержится, а вот что будет после… Я даже не берусь прогнозировать. Похоже, грядет громкий обвал гривны.

    – Дефолт?

    – А как вы думаете? Нужно ведь платить по счетам. А мы набрались займов от МВФ на текущие, бюджетные расходы, при этом говоря, что спасли страну. Да мы просто переложили собственные проблемы на плечи другого правительства, другого президента, которому нужно будет это решать. Конечно, можно после сидеть в кустах за роялем и рассказывать, что вот когда мы были, у нас все было хорошо, все финансировалось, а у вас все плохо.

    – В результате все свалится на наши с вами головы. Правительство – это всего лишь механизм управления, а платить будем мы, наши дети и внуки.

    – Как бы Вы посоветовали вести себя бизнесменам сейчас?

    – В кризисный период механизмы известны – затягивай поясок и дыши не так часто. Это что касается расходов. А по поводу доходов, то бизнесмены не хуже меня знают, что сейчас нужно менять вид деятельности на ту, которая может принести хоть какую-то прибыль – торговлю, продукты питания, водоснабжение, ЖКХ.

    Если бы мы заемные деньги направили, к примеру, в дорожное строительство, то получили бы неэмисионные источники дохода и, наверное, к «Евро-12» были бы построены дороги, по которым можно нормально ездить, не убивая свою машину.

Опять же, продали «Криворожсталь». Почему бы на эти деньги не поострить аналогичный завод, современно оборудованный, только намного меньше по размеру, но более эффективный по производству, который был бы в собственности государства? Ведь проели их! Направили в бюджет – и съели.

    – А продавать больше нечего?

    – Разве что припортовые заводы, аммиачную трубу и газовые трубы – все, больше нечего. Ну и земля.

    – Знаете, и у нас, в Павлограде, очень остро стоит проблема воды…

    – Как не знать, я 15 лет проработал в облфинуправлении, в местном хозяйстве… Наслышан.

    – В свое время, кажется, французские предприниматели предлагали вложить инвестиции в разработку скважин и добычу воды Павлоградского водозабора. Однако власти от их предложения отказались…

    – Скажите, – ну кому нужна эта вода, кроме самих, павлоградцев? Наша вода по качеству не идет ни в какое сравнение даже с той же французской. У нас ценные источники только в Крыму и в Карпатах, все остальные – сами знаете…

    – То есть зря французов прогнали? Теперь у нас самая дорогая вода в Украине.

    – Считаю, что зря. Что сделали мы? Мы построили канал Днепр-Западный Донбасс. Судя по тому, как там сегодня складывается ситуация, то не хватает ресурсов на обслуживание затрат, которые необходимы для поддержания рабочего состояния канала.

– На водоводе ДЗД стоит столько перекачивающих станций, что оплатить эти огромные суммы просто не могут. Но другого способа нет пока что. Увы.

В Советском Союзе и в первые годы независимости Украины жилищно-коммунальное хозяйство финансировалось государством. ЖКХ само по себе больше, чем все остальное местное хозяйство. Я это знаю как человек, который сидел на финансировании всего этого. Считаю, что это была стратегическая ошибка государственного масштаба – бросить коммунальное хозяйство на произвол судьбы. Если бы мы его каждый год поддерживали в нужном состоянии, то сейчас не нужно было бы восстанавливать и реконструировать, и ломать голову, как выжить.

– Но выживать-то будем?

– А куда же мы денемся…

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ