Бывают ночи и похлеще!

0
289

8 сентября. 6 часов утра. В длинном больничном коридоре «четверки» гулким эхом раздаются шаги посетителей. К двери травмпункта подходит мать с 17-летним парнем. У него окровавлен нос, под левым глазом синяк.
Медсестра, тут же оценив ситуацию, открывает журнал, чтобы произвести запись.
– Что произошло? – привычно спрашивает медсестра, склонившишь над своим журналом.
– Да вот, побили, – отвечает мать подростка. – Ударили по переносице, выбили зубы.
– Ну как будем оформлять? – снова спрашивает медсестра. – Криминальную или бытовую травму?
– Как же еще? – удивляется мать. – Конечно, криминальную. Побили же… И часто у вас такое бывает, что криминальную вы записываете бытовой?
– Не часто, но бывает, – зевая, говорит медсестра. – Фамилия?.. Адрес?…
– Вчера зарплату шахтерам давали, – говорит мама, – наверное, мы у вас не первые?
– Вы вторые за ночь, – не отрываясь от журнала и по ходу задавая вопросы мальчишке, отвечает медсестра. – Бывают ночи и похлеще.
Пришел врач. Травматолог, осмотрев пострадавшего, ставит диагноз: перелом носа, выбиты 4 зуба, сотрясение мозга…
Ночью подвыпивший мужик громко с кем-то ругался по телефону. Парень шел мимо. Ну, а мужчине показалось, что тот ему что-то сказал. А раз показалось то, не раздумывая, ударил парня кулаком промеж глаз. Потом вошел в раж…
Мама с сыном уходят в рентген-кабинет.
Уже 7.00. Больничный коридор оживляется. Вместе с людьми в белых халатах он наполняется и новыми пациентами. У рентген-кабинета четверо подвыпивших ребят с Приточиловки рассказывают о приключениях минувшей ночи.
– Вот это погуляли, – говорит взахлеб парень с окровавленным лицом. – И ведь никого не трогали… Мимо нас какая-то иномарка проехала. Они, короче это, остановились возле нас и стали придираться… Будто кто-то им показал какой-то палец… Кому они нужны эти придурки?! Потом один из них достал пневматический пистолет. Вот видите, он в меня попал два раза.
Парень тычет в свою щеку, из которой сочится кровь. В ране – часть пули, которую, по всей видимости, предстоит доставать врачам.
– А если бы он мне в глаз попал? – продолжает окровавленный парень. – Да я бы точно инвалидом остался! Вторая пуля по голове чиркнула — как-то чудом в висок не попала.
Из рентген-кабинета вышел, прихрамывая, его товарищ. Пуля ему попала в колено.
– Нас расстреливали, как кроликов, – говорит окровавленный. – Потом еще и нож появился… Какой идиот вообще разрешает пользоваться этим травматическим оружием?
Четверо избитых ребят со снимками направляются к травматологу, продолжая бурно обсуждать события минувшей ночи. Теперь им будет что вспомнить.
Дожидаясь своей очереди у рентген-кабинета, женщина преклонного возраста вдруг говорит:
– Пусть скажут спасибо, что живы остались. Вон мужчина с Химмаша и молодой ведь еще просто сигарет купить вышел. Это знакомая мне рассказывала… Еще и борьбой занимался. Крепкий такой мужичок был, только это его не спасло. Через четыре дня жена в морге нашла. Как неопознанный труп. А как же его узнаешь – раздет догола, лицо изуродовано, ребра попереломаны. Сказали, что и убийцу уже нашли. Наркомана какого-то… Как будто задрипанный наркоман ребра мужику – спорсмену переломал… Но человека-то нету. Был и не стало. Сегодня жизнь человеческая — тьфу!
Женщина для убедительности плюет.
Между тем к рентген-кабинету в сопровождении медсестры подходит мужчина с забинтованной головой. Тут же какой-то мужчина поддерживает вышагивающего на костылях мальчишку. Жизнь продолжается. И я понимаю, что этой окровавленной криминальной жизни не будет конца.
Как сообщил корреспонденту “Бегемота” заведующий травмпунктом горбольницы № 4 Виктор Петрович Нигай, в субботу, 8 октября была зарегистрирована 41 травма, из них 5 – криминальных. 9 октября – 40 травм, из них 2 – криминальные.
Каждый месяц порядка 1000 человек проносят или проводят по этим коридорам, но город этого ничего не видит.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ