Богуслав остался без помощников

1
421

Село Богуслав знаменито тем, что самая первая редиска, первый перец появляются здесь, и только потом – на павлоградских рынках. В селе ­ 4 фирмы, 2 школы, детсад и куча маленьких магазинчиков. Живут здесь люди, которые работают на шахтах, находят работу в Павлограде, а то и в Днепропетровске. Но даже в таком зажиточном селе работу вы не найдете.
-А де ви в селі роботу знайдете? -­ удивляется моему вопросу бабушка Рая. -­ Син на шахті працює, невістка – на Стройбазі, онучка — в кафе. Але ж на роботу треба в місто їхать. А якщо городину продавать, то на ній не заробиш. На 15-­ти сотках не розженешся. Усе для сім’ї: картоплина, овочі. Може, щось де і вийде зайве, тоді можна піти на трасу продати, але так, щоб це були великі гроші…
Свиню держати сьогодні вигоди нема: корма дорогі. У нас паїв нема. У кого вони є, тим вигодніше — за паї зерно дають. Курка теж жре багато, а все одно держимо, щоб своє яйце було, та, може, колись з домашньої курки борщу зварить…
В центре Богуслава расположены несколько маленьких кафешек и магазинчиков, в которые можно устроиться продавцом.
-В среднем, продавец в сельском магазине 1000 грн. получает, -­ доверительно говорит мне молодая продавщица. -­ В нашем селе много живет шахтеров. Муж на шахте работает, а жена — на огороде. Как только зелень начинается: цибуля, петрушка, укроп — богуславцы уже на рынке! Торгуют рассадой, фруктами и овощами. На овощах держатся космические цены. И если упорно работать на огороде, а потом все это на рынок вывозить, то за месяц хозяйка может 3­-4 тыс. грн. в семью принести. Но труд на огороде сезонный.
Сегодня в селе есть две свинофермы. Говорят, что там работники тоже тысячу гривен получают. Еще у нас своя парикмахерская, но я не думаю, что парикмахерша в селе много получает.
Тут же у магазина заговариваю с селянкой о жизни в селе, о пенсиях и зарплатах.
-­ Навіщо мені працювать, я пенсію в 840 грн. получаю? -­ отвечает вопросом на мой вопрос тетя Валя. – Робила в колхозі колись. Така пенсія у мене тому, що я на Пенькозаводе робила. И слава Богу, що пенсію не по­колхозному начислили, а то б і зовсім копійки платили.
На городі сама роблю — дітям ніколи. Нема помічників, не хочуть допомагать. А приїдуть — давай мама огурчиків, помідорчиків. По молодості було декілька городів обробляла, а зараз здоров’я нема — давленіє… І не торгую. Це раніше зеленню можна було добре вторгувать…Корів в селі мало держать. Це колись на кожнім подвір’ї по дві корови було, а зараз… Якщо здоров’я є, то корову держати вигідно. Моя знайома пенсію складає, а живе від продажу молока. За пенсію забор поставила, купила холодильник, і сіна купляє корові. Так і живемо.
То, что сегодня село Богуслав держится на стариках, ­понятно и без подсказки. Уйдут старики, и, может быть, случится такое, что на огородах никто не появится.
Я иду по селу, а черные тучи того и гляди накроют меня вместе с сельскими подворьями, вместе с козами и коровами, проливным дождем. Только дождя нет. Навстречу идет мужчина, который охотно рассказывает мне об агрофирмах села.
-­ Раньше было лучше, когда колхозы были, -­ тяжко вздыхая, говорит мне Григорий, в прошлом врач, а сегодня безработный инвалид. -­ Было несколько бригад, пять ферм -­ всем работы хватало. А сейчас… Две агрофирмы у нас. Механизаторы мне вот на днях жаловались, что за круглосуточную работу на поле вроде как и малова-то хозяева платят. На прополке, ребята рассказывали, зарабатывают 3 тыс. грн., а работать приходится с 6 утра и до темна. Без выходных и премиальных.
Сколько сегодня врачи в селе получают, не могу сказать. Но пребывание в больнице влетело мне в копеечку — пришлось дом продавать…
Мы подошли к автобусной остановке. Присели.
-Вы куда-­то уезжаете? -­ интересуюсь у Григория.
– Да вот, на проезд до Богдановки не хватает,­- жалуется собеседник.
-­ А сколько до Богдановки?
­- Три пятьдесят.
Я роюсь в кошельке, нахожу 3,50 грн. и отдаю бывшему врачу. А сама иду дальше. Посидев для приличия несколько минут на лавочке, мужчина, прихрамывая, перешел на противоположную сторону дороги и свернул в ближайшую забегаловку. Я так думаю, что мои 3,50 грн. попали в надежные руки. И бывший врач никуда не поедет. Для таких, как он – 3,50 грн. тоже заработок. Подзаработал себе на опохмел.
От размышлений о непутевом “бывшем враче” я отрываюсь, завидев идущую мне навстречу женщину.
– Да я не знаю, где можно заработать у нас в селе, -­ пожимая плечами говорит Мария Васильевна. ­- Теплиц уж давно в Богуславе не делают. В нашей череде 36 коров. А раньше было около 150. Многие держат корову для семьи, внуков. Сено для коровы стоит 4 тыс. грн., а еще надо купить макуху, зерно. Если пай есть, за который зерно дают, то стоит держать корову. А так – выгодно – ­не выгодно — привыкли колотиться и все. Все лето встаю в 4:30, чтоб корову подоить, на пастбище отправить, в обед тоже надо подоить. У телевизора не сижу…
В селе 5 стад. У каждого стада свой пастух есть. За месяц за каждую голову он 50 грн. получает и сумку с продуктами. Только в пастухи нанимаются люди такие… склонные к выпивке. Бывает, что пастух и 70 грн. за голову просит, но это без продуктов. Работа — целый день ходить за скотиной — не такая уж и легкая.
Колотимся с дедом, а молодежи копошиться в земле и даром не надо. Они лучше черешню на базаре купят, чем к родителям приедут, чтоб на дерево забраться за ягодой…
Дождь в этот вечер все-­таки обошел Богуслав. Поэтому огороды придется поливать, а это значит, что хлопот селянам прибавится. Сгустились сумерки. Пора домой.
Завтра Марья Васильевна, баба Рая и многие -многие другие жители Богуслава снова проснутся на заре, чтобы доить коров и выкармливать свиней, копошиться на огородах. Без этих хлопот они не представляют себе жизни. Потому что это и есть – сама сельская жизнь… “Бывший врач” до восхода солнца, понятное дело, не встанет.

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ