Ты помнишь санитарный полк?

0
337

Уходит в прошлое Великая Отечественная Война. Всё меньше остаётся тех людей, которые знают о ней не по наслышке. Анна Гурьевна Степаненко на фронт попала в 18 лет. 251 санитарный полк, в котором служила Анна Степаненко, постоянно находился на передовой. Небольшого роста, маленькая, с аккуратно повязанным платком на белоснежных волосах.
-Я родилась в 1925 году в селе Менчикуры Запорожской области, -­ рассказывает мне Анна Гурьевна. -­ В моей семье было десять детей. Отец ушёл на фронт. Когда в село пришли немцы, я пряталась, чтобы меня не забрали в Германию. Нас освободили в апреле 43 года, и меня забрали в армию. Я служила на третьем Украинском фронте, пятой ударной армии, в 251 санитарном полку. Мы всё время были на передовой.
Мой полк располагался обычно возле речки, чтобы можно было брать воду. Мужчины, которые не могли воевать, были обслуживающим персоналом: ставили палатки, оборудование, выбирали места для стоянки. С фронта к нам привозили раненых. Мы их купали, перевязывали, переодевали. У нас была баня для купания. Женщины покрепче стирали бельё. Мы его сушили в специальных палатках — сушилках. Там было до 70 градусов. Потом мы раненых отправляли в госпитали или санбаты, а если ранение было не глубокое, то перевязывали и возвращали на фронт. В свободное время, когда не было больных, мы развешивали бельё в сушилку, и снимали его. Это была моя обязанность с ещё одной девушкой.
Когда было тепло, спали в окопах. А если войска продвигались, то палатки нам не ставили. Сильно мёрзли зимой. Бывает, поставят одну палатку, мы туда все забьёмся, и спим как можем, даже сидя. Мы за фронтом в основном ходили пешком, очень редко нас подвозили на грузовых машинах, а палатки и оборудование перевозили на машинах….
Сначала освободили Херсонскую область, потом Николаевскую и Одесскую. Освободили Молдавию, и из Кишинёва нас направили на первый Украинский фронт. Из Львова направились на Польшу.
Я была во всех больших городах Польши. Но поляки не любили русский народ, потому что, когда мы Польшу освободили, то стали навязывать полякам советскую власть, а они этого не хотели. У них очень много в речи украинских слов, и они нас понимали, а мы их.
Поляки тоже очень любят картошку, бывало наготовят целый казан картошки пюре или пожарят в сковородке. Семья садилась, и все с одной миски ели…
Самые тяжёлые бои были под Берлином. Мы стояли на речке Одер. Было очень страшно. Рядом с палаткой шёл бой…
Когда Берлин взяли, то мы пошли смотреть на Рейхстаг. Там собирались все войска: и американцы, и наши. Каждое воскресенье устраивали гуляния. В Берлине мне очень понравилось. Город весь эвакуировался, люди всё оставили и убежали. Магазины и дома открытые, чистота, всё можно брать. Шифоньеры забиты бельём, сложенным в стопочку. Мы не знали тогда, что есть утюги, а там уже были гладильные доски. В подвале свет, чистота, электропечки работают. Я накладывала в свой вещь-­мешок продукты и отправляла домой посылки. Дошли только две.
В Германии дома все были одинаковые, от населённого пункта до населённого пункта двухстороннее движение: аккуратная дорожка для одного проезда, чтобы авто не обгоняли друг друга. Асфальтированный тротуар для людей, а вдоль дороги росли фруктовые деревья.
Потом стали возвращаться немцы, мы их брали на работу, а сами уже практически не работали, только если нужно было раненых перевязать. В Берлине мы стояли семь месяцев, а потом нас переслали в город Штеттен.
Наша часть оставалась в Германии до 54 года, а я поехала в отпуск домой и уже не возвращалась. Переехала с родственниками в 1949 в Павлоград, вышла замуж, родила сына. Работала на вокзале в технической конторе, секретарём в милиции, на почте и в районной киносети была помощником бухгалтера и кассиром.
Два года назад у меня умер второй муж. Сейчас живу одна, но у меня очень хороший сын, внуки, есть даже правнук. И сёстры с братом рядом.
У меня две награды: “За боевые заслуги” и “За отвагу”… Вспоминаю девочек, с которыми служила, нас было 18 человек. Раньше мы созванивались, встречались на 9 мая, но они были старше меня и уже умерли. Страшно в войну было, фронт рядом, но я всегда молилась, чтобы Бог меня хранил. И вот до сих пор живу…
Женщина замолчала. Я рассматриваю её потускневшие со временем старые фото. Молодая, красивая девушка прошла через все ужасы войны…
Спасибо, Вам, дорогие ветераны, спасибо, что не остановились на полпути, спасибо за вам Победу!

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ