БЕРЕМЕННУЮ ЖЕНЩИНУ ОБВИНИЛИ В РАСТРАТЕ 70 ТЫС.ГРН

0
362

Еще 4 января 2005 года 25-летняя жительница Павлоградского района, назовем ее Любовь Ивановна, радовалась тому, что ее взяли на работу продавцом в одну из фирм города Павлограда. Для этого пришлось снять квартиру в городе. «Будет мне теперь на что кормить, учить и одевать своих детей», – так думала Люба, строя далеко идущие планы на будущее.
Счастье Любы было недолгим. И сегодня ей свое будущее уже не рисуется таким безоблачным и благополучным.
В один прекрасный момент владелец магазина, где работала женщина, обвинил ее в хищении и растрате денежных средств… всего 71 тыс. 80 грн. 70 копеек.
Согласно обвинений, которые ей предъявил хозяин магазина, Любовь Ивановна получала на складе по накладным с апреля 2006 г. по июль 2009 года продукцию под реализацию, но деньги, якобы, в кассу не сдавала.
Читатель невольно мог бы задаться вопросом: «Стоило ли хозяину терпеть такую расточительную работницу целых пять лет?!» Но прежде чем на него отвечать, нужно выяснить, а была ли эта растрата?
На судебном заседании, которое проходило в Павлоградском горрайсуде в феврале текущего года, обвиняемая свою вину не признала. Да и в чем было признаваться, если женщина знала, что никаких хищений с ее стороны не было.
Работала она по договору, работала добросовестно, поскольку дорожила своим рабочим местом.
– Во-первых, в магазине работала продавцом не я одна, – рассказывает Любовь Ивановна. – Мы в тетрадке отмечали, какой товар был продан, деньги отдавали бухгалтеру или сами относили в офис. Крупные суммы хозяин сам приезжал и забирал. Во-вторых, с нас требовали составлять отчеты, мы их писали, отдавали в офис, и никто никогда никаких претензий по недостаче лично мне не выдвигал.
Однако в скорости Любе сообщили, что в магазине будет проводиться инвентаризация. На тот момент, якобы, не хватало крупного и дорогостоящего товара по 6-ти позициям, о чем Любовь Ивановна сообщала своему руководству. К тому же, в 2008-2009 гг. Любовь Ивановна находилась в официальном отпуске, но иногда, по просьбе руководства, выходила на работу. Откуда появилась недостача, Любе ничего не было известно.
Есть еще одна интересная особенность в этой истории: на момент, когда вдруг комиссия проводила проверку и обнаружила недостачу в магазине, Люба была беременна, ей предстояло уйти в декретный отпуск. Но даже это обстоятельство не останавливало обвинителей. В декретный отпуск Любовь Ивановна ушла в июне 2009 г. и никому товар не передавала. А в августе «опального» продавца пригласили для оглашения выводов комиссии, согласно которым Любе предстояло выплатить выше названную сумму.
– Понятно, что таких денег у меня не было, – рассказывает Любовь Ивановна. – Мне пришлось взять кредит, чтобы заплатить хотя бы 30 тыс. грн. А что мне оставалось делать?! Я плакала, умоляла не обращаться в милицию, поскольку еще ни разу не попадала в такую ситуацию, не была судима. И, находясь под психологическим давлением, вынуждена была подписать акт инвентаризации, объяснительную и расписку о возврате недостающей суммы денег. И потом, будучи беременной, я соглашалась на все, лишь бы меня не терзали и дали возможность спокойно выносить ребенка.
Малыш появился на свет в начале сентября 2009 года, а сумму долга Любовь Ивановна должна была погасить до 20 сентября…
Между тем, потерпевший собственник магазина на суде заявлял, что недостача составила уже более 98 тыс. грн.(?!) Дескать, обвиняемая признала факт хищения, обязалась погасить недостачу и возместила 30 тыс. грн., значит, виновна. Заявление на отсрочку писала в присутствии свидетелей. Но когда пришел срок расплачиваться, Любовь Ивановна платить отказалась, сославшись на отсутствие денег, и … ушла в декретный отпуск.
Самое интересное, что по истечении сроков хранения, все бухгалтерские документы, которые подтверждали недостачу, на момент проведения суда были… уничтожены. А предприятие, по утверждению владельца магазина, в связи с недостачей, столкнулось с непреодолимыми финансовыми трудностями: с нехваткой оборотных средств, невозможностью вовремя оплатить налоги и т. д. В связи с недостаточностью денег, хозяину магазина пришлось продать недвижимость по ул. К. Маркса, чтобы погасить задолженность перед поставщиками, штрафы по фондам социального страхования, недоимок в местный и государственный бюджеты и пр. Поэтому владелец магазина в суде требовал подсудимую возместить все затраты, возникшие в связи с недостачей – 57 тыс. 32 грн. 52 коп. Также, для стабилизации работы предприятия, обвиняемая должна, по его мнению, возместить 208 тыс. 406 грн. 40 коп., из расчета: 333 тыс. 170 грн. 40 коп. (стоимость приобретения здания) – 124 тыс. 764 грн. (продажная стоимость здания) =208 тыс. 406 грн. 40 коп. А также, требовал взыскать с подсудимой в его пользу материальный ущерб в сумме 68 тыс. 2 грн. 35 коп. в виде недостачи товара и моральный ущерб в сумме 68 тыс. 2 грн. 35 коп., поскольку эти неприятности сказались и на его здоровье…
28 февраля 2011 года Павлоградский горрайсуд, опросив всех свидетелей по делу, признал подсудимую виновной в растрате чужого имущества. Ее действия были квалифицированы по ч. 4 ст. 191 УК Украины. Любовь Ивановне было назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы, с лишением права занимать должности, связанные с исполнением организационно-распорядительских или административно-хозяйственных обязанностей, связанных с материальной ответственностью, на три года. В соответствии со ст. 75 УК Украины, Любовь Ивановна была освобождена от назначенного наказания с испытательным сроком на 3 года. Также суд обязал женщину возместить фирме 68 тыс. 2 грн. 35 коп. материального и 5 тыс. грн. морального ущерба. В остальной части требований владельцу магазина было отказано, поскольку вещественных доказательств суд не имел.
Не согласившись с решением суда, считая себя невиновной, Любовь Ивановна, обратившись к услугам адвоката, подала 5 марта 2011 года апелляционную жалобу.
– Уголовное дело по факту присвоения и растраты имущества фирмы было возбуждено еще 26 октября 2009 г., – говорит адвокат Олег Мамотенко. – После проведения следственных действий уголовное дело было направлено в прокуратуру. В силу имеющихся недостатков, прокуратурой дело было возвращено для проведения дополнительных досудебных следствий. Однако они не были проведены в полном объеме, тем самым были нарушены требования уголовно-процессуального законодательства.
Невозможно было провести судебно-бухгалтерскую экспертизу, поскольку, как утверждает потерпевший, документы были утилизированы по истечении 3-х годичного срока хранения. Данный факт я расцениваю как нежелание потерпевшей стороны объективно исследовать все обстоятельства по делу.
Виновность подзащитной устанавливалась лишь по представленным потерпевшим документам, в которых не всегда имеются подписи подсудимой. К тому же, как можно описывать недостачу каких-то запчастей имущества, которого нет в наличии, которое не числится в списке инвентаризации?! Ко всему прочему, как можно верить копиям документов, представленных в деле, если нет оригиналов, сравнение с которыми не представляется возможным?
Подзащитная, будучи беременной, опасаясь за жизнь своего будущего ребенка, боясь угроз хозяина, взяла кредит в банке на сумму 30 тыс. грн. Но это не помогло, т. к. именно на эту сумму (в семь раз!), уже во время разбирательства, почему-то поменялась стоимость пропавших запчастей. Никто с потерпевшей стороны не смог внятно объяснить, почему вдруг произошла такая переоценка. В том числе и главный бухгалтер, которая является женой потерпевшего.
Было установлено, что инвентаризация и ревизия на фирме ежегодно не проводились. Не было проведено инвентаризации, и в момент трудоустройства обвиняемой никаких ценностей под подпись она лично не принимала.
Кроме того, подсудимая находилась в отпуске за свой счет, о чем свидетельствуют документы, в то самое время, когда ей вменялась растрата. Во время ее отсутствия к материальным ценностям имели доступ другие продавцы, но версия о возможности их причастности к хищениям даже не рассматривалась. Установлено, что вырученные от продажи деньги сдавались в центральный офис ежедневно. Как при этом можно было совершать хищения денег – неясно.
Из всего изложенного выше видно, что сам факт преступления причинения вреда фирме моей подзащитной не доказан. Нет доказательств того, что у нее были мотивы для совершения такого преступления.
10 мая апелляционный суд г. Днепропетровска, рассмотрев жалобу подсудимой, отменил приговор Павлоградского горрайсуда и отправил дело на новое досудебное расследование.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ