НА ПУТИ К КАРФАГЕНУ

0
260

За окном автобуса мелькают оливковые сады, с ровными рядами деревьев и зеленой травой. Виноградники, финиковые пальмы и снова оливковые сады… 80 млн. деревьев на 10 млн. жителей – это Тунис. По 8 олив на одного человека, – тут же высчитываю я. Сколько яблонь приходится на одного человека у нас в Украине – этого пожалуй никто не считал. Также как и количество вишень на душу населения или количество абрикос. Наша теневая экономика подсчетов не любит. А Тунис – он весь на виду. Вон они – невысокие Атлаские горы с одной стороны, и вот оно – Средиземное море с другой.
С первого взгляда видно, что земля здесь ухожена: ни сорняков, ни валежника. Даже огромные кактусы, которые служат в садах вместо заборов, и те посажены будто бы под линейку. Теперь я знаю, что оливы могут жить до 1000 лет, а в поливе вообще не нуждаются.
Из динамиков доносится ненавязчивый голос нашего гида. Ахмед неторопливо рассказывает о Пунических войнах, об отважном Ганнибале, который сражался с Римской империей, и о мудрой царице Элиссе – основательнице древнего Карфагена:
– В VII веке до н.э. она бежала сюда из Тира, после убийства ее мужа Сихея.Прибыв в Нумидию, выкупила у местного царя участок земли на холме, названном Бирса, что в переводе с финикийского означает «воловья шкура». Это название, по преданию, объясняется тем, что нумидийский царь согласился продать ей земли «не больше, чем может обнять воловья шкура». Однако мудрая царица согласилась на сделку. Она приказала разрезать воловью шкуру на тонкие ремешки и, связав их концы, разложила по основанию холма. И этот холм стал основанием города.
Ахмед рассказывает о древних берберах, которые поселились на этих землях еще в 14 веке до н.э. Рыжеволосые и голубоглазые, чуть ли не выходцы из Атлантиды…
Но, глядя в окно на проплывающие пальмы и кактусы, мне почему-то не хочется думать о древних берберах. Вот, если бы среди всей этой зелени вдруг показалось стадо слонов, антилоп куду или невозмутимых бегемотов…Но слоны с бегемотами обитают южнее Сахары, в тысяче километров отсюда. А здесь север Африки. Это не та Африка, о которой нам когда-то рассказывал Корней Иванович Чуковский, но все-таки это она…
Оказавшись в этой стране, большинство туристов не станут думать о древних римлянах, которые засыпали солью разрушенный ими город. Направляющиеся в Тунис туристы больше думают о теплом море и белом песке – чтобы все как в рекламных роликах…Только мы не туристы. Украинский журналистский фонд, при поддержке министерства туризма Туниса и туристического агентства “Оазис”, организовал эту поездку для того, чтобы мы собственными глазами смогли увидеть, как живет Тунис после январской революции. Мы и смотрим, вечером прогулявшись по сказочной набережной в Хаммамете, а теперь направляясь в Карфаген – это всего лишь один исторический объект, который нам предстоит посетить. Впереди еще Эль Джем, с его Колизеем, Махдия, Монастир…
– 14 января в Тунисе было покончено с диктатурой, – рассказывает Ахмед. – Только не нужно думать, что это была Октябрьская революция или французская. Эту революцию никто не готовил.После самосожжения выпускника университета Мохамеда Буазизи, который вынужден был работать уличным торговцем, оказалось, что такая проблема у многих. Молодежь возмутилась.Дело в том, что многие молодые тунисцы с высшим образованием сегодня работают продавцами в магазинах, официантами. Работы нет… И вдруг оказалось, что революция – это очень просто. И у нас получилось. У нас свобода слова. Зарегистрированы около 60 политических партий, которые будут принимать участие в парламентских выборах. Президент бежал из страны…
Я не стал спрашивать у Ахмеда, воруют ли у них в стране чугунные канализационные крышки с колодцев, чтобы потом сдавать их как металлолом.Говорить о том, что в Украине это стало обычным явлением, – как-то нехорошо. Только ни в Сусе, ни в Махдии мы не видели открытых канализационных колодцев. Тунисцам, наверное, и в глову не приходит, что эти крышки можно куда-то сдавать. И пьяных на улицах в Тунисе тоже нет. Даже вечером, гуляя по пригороду Монастира, мы не встретили ни одного неадекватного человека. Хотя спиртные напитки имеются в свободной продаже: тут вам и виски, и джин, и тунисская буха. Но не бухают… И в туалет под заборы мужчины не ходят. Это несмотря на то, что в многочисленных уличных кафе или барах с утра до вечера полно мужчин любого возраста. Только юнцов там не видно.Мужчины чинно сидят там за столиками, о чем-то беседуют, а перед ними всего-то чашечка кофе или стаканчик зеленого чая. Наши мужчины такого джентльменского отдыха, скорее всего, не поймут.
И, вообще, в Тунисе много странностей для тех, кто кроме Украины ничего не видел: ну, например, бензин почему-то на всех заправках продается по одной и той же цене – 1 доллар, т.е 10 динар за литр. Курс валют почему-то тоже один и тот же во всех обменниках. Ни один таксист не посадит в машину больше четырех человек – у них так принято.
В Тунисе люди знают, что такое закон. Им почему-то и в голову не приходит набрать продуктов и двинуться целым отрядом куда-нибудь на природу, на шашлычки. О разведении костров они, наверное, тоже не много знают. Но отличаются от нас они не только трезвым образом жизни и готовностью сказать иностранцу “бонжур”. Во-первых, второй язык в Тунисе французский. Но кроме этого, любой торговец изъяснится с вами и на английском, и на итальянском, с русским тоже проблем не возникает. А, во-вторых, Тунис работает на туристов, и это чувствуешь сразу, как только ступишь на тунисскую землю.
В стране 850 отелей, с огромными ресторанами и бассейнами, 20 тысяч кафе и 55 центров талассотерапии, которая так привлекает сегодня туристов.Прибавьте сюда их мягкий климат со среднегодовой температурой + 21 С, отличное обслуживание и невысокие цены. Это их бизнес и национальное достояние.
15 мая открылся очередной туристический сезон. И никаких политических шествий или же демонстраций… Какие могут быть демонстрации, когда изо дня в день нужно работать? Страна развивается. И глядя на невероятное количество отелей и вилл, которые строятся сегодня в Тунисе, легко поверить в то, что у такого народа все будет хорошо. Они еще построят свой Карфаген.
– А как у вас с наркоманией? – чуть позже спросил я Ахмеда.
– Наверное, так, как везде, – честно ответил он. – Только за торговлю наркотиками у нас приговаривают к смертной казни.
Тунис свою дорогу нашел, – думал я на пути в Карфаген, разглядывая роскошные отели и зеленеющие поля для игры в гольф. 1,3 млн. французов, 600 тыс. немцев и 200 тыс. англичан недаром ежегодно едут сюда. А нам еще долго колесить по свету, удивляясь чужеземным порядкам и угадывая, где же наша дорога. Авось, когда-нибудь угадаем.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ