АМНИСТИЯ КОМУ-ТО СПИШЕТ ВСЕ

0
368

Жизнь испытывает нас всякого рода потрясениями: то украинские выборы, с флажками и ленточками, то революции лавиной катятся по арабскому миру, а то вдруг цены на пшенку с капустой опять стремительно рванули вверх. Премьер Азаров советует выдвигаться на огороды, в смысле переходить на подножный корм, чтобы спастись от недоедания. И тут, как на зло, газеты пугают нас какой-то масштабной амнистией. Зэки, мол, придут из тюрьмы, всех изнасилуют и ограбят. Но держать их по зонам у государства нет возможности. Тюрьмы забиты под завязку, в СИЗО заключенные вынуждены спать в три смены. Со времени последней амнистии, с 2008 года, количество заключенных в тюрьмах выросло почти на 10 тысяч и сегодня составляет 152 тысячи узников.
Амнистия намечена к 20-летию независимости Украины – такой, значит, подарок свободолюбивой стране. На свободу выйдут до 16 тысяч заключенных, т.е. каждый десятый.
– Амнистированы будут те, кто осужден впервые за нетяжкие преступления и отбыл большую часть своего срока, — сообщают законники, уточняя, что, прежде всего, отпустят несовершеннолетних, инвалидов, беременных, мужчин от 60 лет и женщин за 50. Могут попасть под амнистию также больные раком и активной формой туберкулеза, ликвидаторы аварии на ЧАЭС… А вот осужденных пожизненно, злостных нарушителей порядка в тюрьмах и лиц, повинных в смерти двоих и более человек, не помилуют. По предварительным подсчетам на освобождение претендуют 5,5 тысяч человек, больных активной формой туберкулеза, 1,5 тысячи несовершеннолетних, 2 тысячи осужденных к ограничению свободы, которым вдвое сократят остаток срока наказания. Добавьте сюда еще и беременных, инвалидов и заключенных пенсионного возраста.
Надо ли миловать заключенных? Наверное, надо. Только не станет ли эта амнистия потрясением для всех остальных? Готово ли общество устроить этих ребят на работу и дать хоть какие-то средства для выживания вне зоны, на вольных хлебах? Или для них открыта только одна дорога – в тюрьму, на нары, к тюремной параше?
– 80 % освобожденных вскоре опять возвращаются за решетку, – говорит один из сотрудников Павлоградской колонии, где отбывают наказание 200 малолетних преступников. – Из них лишь незначительный процент вернется к любящим родителям, пойдет учиться, словом, начнет нормальную жизнь. Остальные, не найдя места в социуме, руководствуясь мыслью о «легких деньгах», вернутся на «кривую дорожку». Посмотрите статистику: треть преступлений, совершенных в 2010 году, – дело рук бывших заключенных.
Еще в феврале руководство Павлограда обязало коммунальные предприятия города принимать на работу бывших заключенных. На этом все условия для их адаптации в обществе заканчиваются. На начало 2011 года в Павлоградском центре занятости состоят лишь четверо, ранее отмотавших срок. И пока ни один из них не трудоустроен.
– Людей, освободившихся из мест лишения свободы, государство обязует сразу же обращаться в Центр занятости. Отмечаются они у нас добросовестно, а после на учет становятся не все, – говорит диретор Павлоградского центра занятости Антонина Коваленко. – Мы не ставим клеймо на бывших заключенных, они — такие же граждане Украины, имеют такие же права. Для этой категории соискателей работы забронированы места на предприятиях города. Немного, правда, но если есть острая необходимость… Претендовать они могут на разную работу, в зависимости от имеющейся специальности.
– С объявлением амнистии работы правоохранительным органам значительно прибавится, – комментирует ситуацию работник криминально-исправительной инспекции Павлограда. -Кто, в основном, выходит на свободу – бомжи, маргиналы – нормальных мало. Конечно, мы предупреждаем освободившегося о том, что следует регулярно отмечаться в инспекции, чтобы не попасть обратно в тюрьму, а в ответ частенько слышим: «А мне все равно!».
– Ну, мне-то не все равно,- говорит недавно вышедший из мест заключения Евгений. – Я несколько раз сидел за решеткой, недавно освободился и стремлюсь начать нормальную жизнь. Дается с трудом: на работу брать не хотят, когда узнают, что сидел за кражу. Много проблем с документами. Сам я родом из Днепропетровска, сейчас живу в Павлограде. Прописку получить не могу, так как родственники не дают домовую книгу, чтобы выписаться из дома в Днепре. Паспорт утерян. Выдали временную справку – так и живу. Да с такими проблемами сталкивается большинство освобожденных из мест лишения свободы. Бывшие зэки сознательно идут на преступление, чтобы хоть так раздобыть кусок хлеба. Дело в том, что зона живет своими порядками и законами, которые затягивают. Некоторые заключенные чувствуют себя там, как дома: есть крыша над головой и еда… Как по мне, ничего хорошего в тюремной жизни нет. Ужасные условия, болезни… Если с туберкулезом оттуда выйдешь, то считай, что тебе хана.
От себя добавим, что к смертоносным болезням и издевательствам, которым подвергаются заключенные в наших тюрьмах, надо бы добавить и изнасилования. Например, в США по самым скромным подсчётам количество изнасилованных в тюрьмах мужчин приближается к 300 тысячам в год. Это из 2 миллионов заключенных. Наши тюрьмы ничем не лучше американских – это уж точно. Но статистики изнасилованных в наших тюрьмах никто не ведет. Можно предположить, что из 152 тысяч человек, которые сегодня содержатся под стражей, 1 процент изнасилованных, т.е. 1,5 тысячи человек. И их, скорее всего, тоже отпустят на волю.
16 тысяч зэков – это много или мало?.. Если раскидать их по всей Украине, то Павлограду достанется, в худшем случае, четыре десятка освободившихся граждан, Терновке и Першотравенску – от силы по 10. Разве это масштаб? Десятью освободившимися зэками Павлоградщину не испугаешь. У нас людей, отбывших срок в заключении, с десяток тысяч, скорее всего, наберется.
Но опасения по поводу предстоящей амнистии все-таки есть.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ