ЧТОБЫ БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ

0
279

Занятия в церкви закончились, и все разошлись. Я подхожу к двери и вижу, что у входа стоит парень… Старенькая курточка, шапка, руки без перчаток, покрасневшие и опухшие от мороза. В руках небольшой пакет, на лице щетина. Наверное, алкоголик или бомж, – думаю я. Но парень не алкоголик. – Я просто не знаю к кому мне обратиться, я не местный, – взволнованно говорит он, обращаясь ко мне.– В милиции мне сказали, что помочь не могут, что они не Красный крест. Он так быстро говорит и постоянно извиняется. Я не могу понять, чего он хочет…Парень дрожит. На улице мороз…Мы заходим в церковь… – Вы меня извините, я правда не знаю, что мне делать…- повторяет он. – Я живу в Харьковской области, в доме престарелых. Но там плохие условия. И поэтому я сбежал. Познакомился с парнем. Он мне пообещал, что возьмёт меня к себе на работу в Павлоград, будет деньги платить.
– А как тебя зовут?- перебиваю я его.
– Я Саша. Мне 27 лет.
– А профессия у тебя есть какая-нибудь?
– Нет, я это…ну, у меня с головой проблемы. Я только по хозяйству умею, со скотиной управляться. Я всё понимаю, но…Ну, врач говорит, что я …ну, понимаете?
– А в Павлограде ты как оказался?
– Так, я с этим парнем приехал. Он же обещал деньги платить. Кормил плохо. На ночь в сарае закрывал. Я у него две недели поработал и убежал. Я не могу жить в сарае. Вот уже семь дней хожу по городу, а сегодня догадался в церковь прийти.
Он же голодный! – доходит до меня.
Я веду Сашу в подсобное помещение. Пачка «Мивины», майонез, батон и немного печенья. Электрочайник быстро закипел. Минут через десять Саша с жадностью поглощает скудный, но горячий обед. В комнате тепло. Он снимает курточку. На нём скромненький чистый свитер.
– Я ног не чувствую, – говорит Саша, и придвигает свои ноги поближе к батареи.
– А где же ты спал ночью, ведь на улице такой мороз?
– Я догадался в подъезде ночевать, заходил на последний этаж после двух ночи, когда все уже спали.
– Родственники у тебя какие-нибудь есть? – интересуюсь я.
– Нет, я с детства в интернате…Мне бы только назад вернуться. Я понял, что ошибку сделал. Не надо было мне никуда убегать. Там мой дом. Там, конечно, не всё хорошо, но горячая еда и постель есть. Если бы я где-то денег заработал…У вас никому по хозяйству помогать не надо?
Я звоню Анатолию Петровичу, рассказываю о Саше…
– Сейчас приедет человек, он тебе поможет,- говорю я, и вижу в глазах у Саши страх.
– А он кричать на меня не будет?
– За что?
– Ну, что я тут сижу?
– Я же не кричу на тебя?
– Нет.
– Вот, и он не будет.
Я наливаю себе чай и сажусь рядом.
– А у тебя есть дети?- спрашивает он меня.
– Нет, пока.
– Ты, знаешь, ты своих детей в интернат не отдавай, – говорит он. -Даже если тебе будет очень тяжело, не отдавай. Я знаю, как там…
Наконец приехал Анатолий Петрович. Я делаю Саше бутерброды в дорогу. Мы вместе идём к остановке.
Больше мы с Сашей никогда не встретимся…
Доедет ли он к себе домой? Я даже не взяла у него номер телефона, чтобы узнать, как он доехал… А, может, так и должно быть…Он появился в моей жизни на одно мгновение. Нуждался в помощи… Я постаралась помочь…Просто так…чтобы быть человеком. И пусть об этом никто никогда не узнает – мне все равно приятно…Когда творишь милыстыню, не труби перед собою, как это делают лицимеры. Пусть левая рука не знает, что делает правая…И пусть у Саши будет все хорошо.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ