НАШ КОМДИВ

0
437

1996 год. В кинотеатре Липецка демонстрируется фильм Никиты Михалкова «Утомленные солнцем». Один из зрителей – Владимир Котов, испытав огромное потрясение, узнает в главном герое, комдиве Котове, своего отца: уроженца города Павлограда, бывшего начальника Липецкой высшей летно-тактической школы, комдива Котова, расстрелянного как участника военного заговора и немецкого шпиона в 1938-м.
Совпадали фамилия и звание. Только экранный Котов волею режиссера избежал расстрела и участвовал в Великой Отечественной войне в качестве штрафника. А вот сын Николая Котова, Владимир, арестованный вместе с матерью и сестрой как член семьи “врага народа”, в 1942 году из лагерей попал на фронт в штрафную роту…
– Если Никита Михалков выдумал главного героя, которого и сыграл в фильме «Утомленные солнцем», то он сделал это весьма удачно, может, и сам того не ведая, почти попал в цель, – говорил внук комдива Котова – Николай. Вот только моему отцу фильм, мягко говоря, не очень понравился. В нем трепали фамилию комдива Котова, который, как известно, был в РККА один и служил в авиации, а не танковых войсках. Кроме того, михалковско-ибрагимбековский Котов походил скорее на плейбоя, подло отбившего чужую женщину, а не на героя Революции и командира Красной Армии.
Владимир Котов, сын комдива, сильно переживал после выхода фильма на экран, что, по мнению его родственников, сказалось и на его здоровье.
Родился Николай Яковлевич Котов в семье дворянина-помещика в 1893 году, в Павлограде. Его семья считалась зажиточной, имела 40 десятин земли, два магазина и свечной завод. Из детей, кроме него, у помещика Якова Котова, было еще трое сыновей – Михаил, Лев и Григорий и дочь Елизавета.
По окончании павлоградской гимназии, Николай Котов поступил в Новороссийский университет, но, отучившись всего два курса, учебу бросил и поступил в Одесское военное училище, которое окончил аккурат к началу Первой мировой войны, участвуя в которой дослужился до звания подполковника царской армии.
Революция 1917 года не оставила российским подданным большого выбора – ты или за красных, или за белых. Все остальные “цвета” стали оттенками этих двух. Свой окончательный выбор Котов сделал в 1918 году, вступив в Красную Армию. В 1920 году он, будучи до этого членом партии социал-революционеров, вступил в ВКП(б).
Воевал на Южном фронте, участвовал в разгроме белых в Крыму. Военная карьера Николая Яковлевича свидетельствует о том, что его профессиональное военное образование и богатый боевой опыт использовался на самых различных должностях. Николай Котов был какое-то время председателем ревкома Павлоградского уезда, губернским военным комиссаром в Харькове, начальником военного гарнизона Одессы, начальником обороны побережья Черного моря и Днепра, командовал стрелковым полком, бригадой и дивизией. После окончания Высших академических курсов при Военной академии РККА служил помощником начальника Штаба РККА, помощником начальника Управления боевой подготовки и инспектора пехоты РККА. А после окончания адъюнктуры Военной академии имени М.В.Фрунзе был помощником начальника академии, начальником штаба этого военного вуза, затем назначается на должность начальника Липецкой Высшей летно-тактической школы ВВС.
В августе 1936 года ничего не подозревающего Котова вызвали в Москву, намекнув при этом, что будет рассматриваться вопрос о его назначении на более высокую должность в Ленинградский военный округ. По дороге он был арестован. Обвинили Николая Яковлевича в “шпионаже в пользу Германии, участии в военно-фашистском заговоре с целью свержения социалистического строя и реставрации капитализма в СССР, подрывной и вредительской деятельности в РККА… “Котов на допросе не скрывает, что РККА не готова к будущей войне. Отвечая на вопросы следователя о положении дел в возглавляемой им школе, он говорит: «Чтобы поднять в воздух один самолет, приходится разбирать на запчасти несколько машин…»
“… слабая матчасть, высокая аварийность и неготовность летать в сложных погодных условиях, отсутствие единого подхода к применению авиации в будущей войне, очковтирательство при докладах о состоянии боеготовности авиачастей”, — это комдив говорит уже об общем состоянии авиации.
А Котову припоминают дружбу с репрессированным Тухачевским и то, что в период советско-германского военного сотрудничества он в составе делегации Военной академии им. Фрунзе побывал в Германии. Выполняя просьбу начальника академии Роберта Эйдемана, Николай Яковлевич передал его письмо немецкому полковнику Листу. Мы никогда не узнаем его содержания, но в НКВД нисколько не сомневались, что Эйдеман (позже расстрелянный) передал шпионские сведения.
И, конечно, положение Котова осложнялось его дворянским происхождением и тем, что два его брата, Михаил и Лев, воевали против советской власти в армии Деникина, а после гражданской войны оказались в Париже.
10 января 1938-го, комдива Котова после приговора суда расстреляли в тюрьме Воронежа. Его семья узнала об этом лишь двадцать лет спустя.
Члены семьи “врага народа” были осуждены на длительные сроки. Жена и дочь расстрелянного комдива Котова были освобождены в 1946 году и вернулись в Липецк.
Сын комдива Владимир Котов был освобожден из лагеря в 1942 году и отправлен в штрафной батальон. После ранения с него была снята судимость, и он продолжил воевать в рядах Советской армии. Снова был ранен. О его храбрости свидетельствуют награды – ордена Красной Звезды и Великой Отечественной войны, медали “За боевые заслуги” и “Взятие Праги. “Однако, вскоре после Победы он снова был арестован, в числе других заключенных участвовал в строительстве железной дороги Абакан – Тайшет. Вышел на свободу и присоединился к семье только после смерти Сталина в 1953 году. Умер Владимир Николаевич в Липецке в 1996 году. Фильм “Утомленные солнцем” он успел посмотреть. И сказал сыну, что его дед был выше Михалкова и шире его в плечах…
Комдив Котов Николай Яковлевич посмертно реабилитирован определением Военной коллегии Верховного Суда РСФСР от 4 июня 1957 года.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ