“Я ПИШУ ИЗ ЗАКЛЮЧЕНИЯ”

0
457

Ув. редактор газеты «Бегемот». Меня зовут Игорь, родился и вырос в г. Павлограде, 1984 г.р.
24 июня мне на мобильный телефон позвонила моя мама и сказала, что к ней приходил оперативный работник и спрашивал, где меня можно разыскать. На что мама ответила, поинтересовавшись, что случилось. Оперативник по имени Артем, работник Павлоградского ГО УМВД ГОМ-1, что находится на поселке 40 лет Октября, сказал, что ищет моего друга, который живет в каком-то селе. Мама сказала, что у меня вроде и друзей таких нет. И дала ему мой номер телефона.
В этот же день приблизительно в 15-30 я был дома у своей невесты, мне на мобильный телефон позвонил этот же оперативный работник Артем, и сообщил мне, что нужно встретиться. По поводу чего он звонит и хочет встретиться, он мне ответил, что якобы я числюсь в ЦГБ №4 г. Павлограда, в травмпункте, с нанесением телесных ножевых ранений, после чего я сразу же прервал его и сказал, что этого быть не может, что я вполне жив и здоров. Он мне ответил, что это хорошо, по этому поводу нужно нам встретиться, написать расписку и подписать документы о том, что к работникам больницы и правоохранителям вопросов и притензий не имею. Я сразу поинтересовался, при чем здесь то, что он говорил моей матери. Он ответил, что это произошло в селе, в каком, не помню.
Ночью мы договорились встретиться на поселке ПЗТО, на ул. Промышленной, возле стадиона Прометей, у моей матери вместе со своей невестой. Приехали своим транспортом на встречу с оперативником. Через 30 мин. подъехала белого цвета Жигули-Лада девятой модели, с гос. номерами работников МВД. В машине находились майор милиции, следователь Александр Иванович, и двое оперативных работников этого же ГОМ-1. Артем и Андрей, на мой вопрос, где и что надо подписать, ответили, что всех документов с собой нет, и надо проехать в отдел милиции. Я тогда задал вопрос: «Может там что-то другое хотите подцепить?» Мне поклялись и сказали, надо только подписать, что притензий не имею, в ЦГБ №4 не лежал и не лечился.
Я им поверил, без задней мысли сел вместе со своей невестой в машину и проехал в отделение милиции ГОМ-1. В отделение мою невесту не пустили, а меня завели в кабинет старшего следователя Шубенко А. И., вышеуказанного, где я сидел минут 20, а следователь что-то печатал на компьютере, потом дал расписаться. Я взял читать, он забрал лист и сказал, что читать будем потом, подписывай. Я ответил, что не подписываю того, чего не читал. Следователь, кинув угрозы со стороны оперов, сразу же мне сообщил, что сейчас тебя подымут на второй этаж, где опера тобой поиграют в футбол, а я в это время перечитаю дело и повешу на тебя убийство ст.115, ч. 2. Я испугался в связи с тем, что сталкивался с таким беспределом, где мне в 2005 году сломали ребро. И подписал лист, который мне дал следователь. Потом я прочитал и увидел, что на меня повесили, со слов иного лица, обвинение по ст. 187, ч. 2. УК Украины, где срок от 7 до 10 лет лишения свободы.
После чего завели человека в наручниках, которого я ранее знал 1,5-2 месяца по работе. Он подтвердил свои показания, что я якобы находился с ним в сговоре и совершил с ним 17 мая 2010 года разбойное нападение с нанесением телесных повреждений. Он подписал тот же листок и его сразу же увезли на ИВС. После чего увезли и меня.
25.06.2010 года меня повезли к прокурору, потому что я на ИВС начал отказываться от того, что они мне шьют. Прокурор города мне не дал сказать и слова, а сразу же сказал, что если я буду отказываться, мне спокойно с легкой душой повесят любое убийство и перебьют со статьи 187,2 на статью 115,2 УК Украины. После чего вывезли на санкцию в горрайонный суд г. Павлограда, где положили санкцию на арест и содержание под стражей.
Жалобы, которые я писал и отправлял с ИВС г. Павлограда, никуда дальше начальника ИВС, не уходили. Только написанные мною жалобы на ДСИЗО г. Днепропетровска, где меня содержат, ушли, я получил уведомление, что жалобы разбирают, но мне мало верится, что их разберут правильно, в мою пользу, ведь они все: что суд, что прокуратура, что отдел милиции в одной упряжке.
Я никакого преступления не совершал, которое мне шьют. У меня уже было три суда. В конце сентября, в начале октября будет четвертый суд.
Я не признаю обвинение и отказываюсь от всего, что мне вешают.
Меня хотят по беспределу осудить и дать срок.
Пожалуйста, помогите мне разобраться с этим беззаконием, и вернуться домой к семье, к моим родным и близким, к невесте, которая меня очень любит, так же, как и я ее, хочу создать с ней семью. Я теряю надежду, потому что, как говорят, деньги делают все. И у кого они есть, тот прав, у меня их нет. Я рабочий, трудолюбивый человек.
Думаю, я правильно сделал, что к Вам обратился.
Я в свое время отбывал наказание за свою глупую молодость. Жил только для того, чтобы освободиться и создать семью с любимым человеком. А мне кинули вот такую подставу. Помогите, всем святым прошу!
Игорь. 4.09.10.

***
Во времена, когда вокруг только и слышишь о милицейском беспределе, легко поверить в то, что рассказывает Игорь. Но решив разобраться в том, что же случилось с парнем на самом деле мы обратились за комментарием к его адвокату Олегу Мамотенко.
– Предыстория произошедшего такова. Потерпевший в этом уголовном деле предприниматель, который имеет несколько торговых точек на территории г. Павлограда, Павлоградского и Юрьевского районов. Так вот, якобы в феврале этого года потерпевший гражданин теряет кошелек с деньгами в сумме 9200 грн. Отец Игоря, который работает у предпринимателя фактически на правах раба, находит аналогичную сумму возле одного из мусорных баков в центре города. Предприниматель забрал деньги у своего работника. Но денег осталось 8, 5 тыс. грн., остальные отец обвиняемого успел потратить.
Весь сыр-бор и разыгрался из-за этих денег.
Игорь приходит к отцу, а тот говорит ему, что нашел деньги. Только хозяин отобрал. У Игоря созревает план: как бы наказать предпринимателя. Он обговаривал план со своим знакомым Дмитрием: заманить предпринимателя и пригрозить ему, чтобы он вернул деньги. Но в дальнейшем Игорь никакого участия в нападении не принимал. Дмитрий сам осуществляет нападение на предпринимателя: первый набрасывает веревку на шею жертве, но предприниматель оказывает серьезное сопротивление, и налетчик сбегает с места преступления. Однако потерпевший все-таки разыскал налетчика и узнает от него, что все исходит от Игоря.
Тогда уже предприниматель, разыскав Игоря, угрожая, требует с него 10 тыс. грн. Игорь скрывается. Предприниматель заявил в милицию… И в конечном итоге, были задержаны Игорь и Дмитрий.
Суд состоялся 11 ноября текущего года. Приговором Павлоградского горрайонного суда обвиняемому Игорю Л. было назначено наказание по ст.187 ч.2 УК Украины в виде 8 лет лишения свободы с конфискацией 1/2 части принадлежащего имущества. Второму фигуранту по делу – 7 лет лишения свободы.
Подсудного обвинили в том, что он организовал совершение разбойного нападения на потерпевшего по делу гражданина С., нашел орудия для совершения этого преступления и место его совершения, а непосредственным исполнителем задуманного был Дмитрий К. Но в действительности Дмитрий оговорил Игоря. Первый в сговор со вторым не вступал. Установлено, что в день совершения разбойного нападения Дмитрием на потерпевшего, Игорь находился совершенно в другом месте – он ремонтировал бытовую технику у частного лица. Обвиняемого на месте преступления не было.
При задержании подозреваемого еще 23.06.2010 г. правоохранителями была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Игорь пытался в своих показаниях доказать следователю свою невиновность, но под угрозами следователя, который в устной форме пообещал задержанному, что «повесит» на него преступление, предусмотренное ст. 115 ч. 2 УК Украины (покушение на убийство, совершенное по предварительному сговору), за которое предусмотрено пожизненное лишение свободы, он испугался и был вынужден подписать те показания, которые составил следователь. Таким образом невольно и были подтверждены показания оговаривающего его Дмитрия К.
Уже в ходе судебного следствия был допрошен в качестве свидетеля защиты отец Игоря. Суд не учел того факта, что отец свидетельствует против своего сына, а также того, что отец глухой, и не может обходиться без слухового аппарата. К тому же, отец обвиняемого находится в разводе с матерью Игоря, проживает длительный период времени у потерпевшего С., фактически находится на положении «раба», и поэтому не может свидетельствовать против своего «благодетеля». Если потерпевший по делу откажет отцу Игоря в проживании и работе, то тот фактически превратится в безработного бомжа, так как у него не будет никакого пристанища для проживания. На суд в тот день, когда его должны были допрашивать об известных ему событиях по делу, отец подсудимого пришел без слухового аппарата. Фактически ничего не слыша, отец, отвечая на вопросы судьи и других участников процесса, смотрел в сторону потерпевшего С. и фактически отвечал по его подсказкам, читая по губам ответы.
Допрошенный в качестве потерпевшего С. подтвердил в своих показаниях, что Игоря на месте событий, во время нападения на него Дмитрия, не было. Также он подтвердил, что когда он после этого встречался с Игорем, то с ним было несколько человек, которые могут подтвердить, что он требовал деньги за моральный вред. Потерпевший умолчал о том, что происходили угрозы физической расправой, при этом потребовал за сохранность его жизни 10000 грн. и в дальнейшем неоднократно звонил по телефону с угрозами: когда же он найдет и передаст ему деньги. Данные обстоятельства может подтвердить девушка Игоря, на мобильный телефон которой он записал один из разговоров с С., когда он вымогал у Игоря деньги.
Между тем, Игоря осудили за разбой по ст. 187 ч. 2 УК Украины, однако сам потерпевший во время судебного слушания подтвердил, что у него никто никаких денежных средств не требовал и иных требований материального характера не выдвигал. Ведь разбой предполагает овладение какими-то материальными ценностями. И определять для осужденного, хотя и ранее судимого, 8 лет лишения свободы в данном случае, по моему мнению, несправедливо.
Но все эти факты не были приняты к сведению, что расценивается как существенное нарушение уголовно-процессуального закона. Уже 13 ноября в Апелляционный суд Днепропетровской области была направлена апелляционная жалоба.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ