ПРИКАЗ: НАЧАЛЬНИКА УВОЛИТЬ!

0
334

После выхода в “Бегемоте” статьи о безосновательном содержании под стражей юриста Павлоградского УЖКХ Светланы Крупко, в редакцию газеты обратился начальник районного участка водопроводных и канализационных сетей Першотравенского ГЖКП Николай Кравцов. Поняв, до чего могут довести конфликты с руководством, он решил не откладывать проблему в долгий ящик, а говорить о ней открыто.
– Я чувствую давление со стороны своего руководства, – говорит Николай Николаевич. – Уже многих неугодных работников ГЖКП уволили. Чувствую, меня тоже вынуждают уйти. Беспредел, который никто не может остановить, может привести неизвестно к чему. Я уже на грани срыва.
Когда в прошлом году с августа до середины октября нынешняя директор КП еще исполняла обязанности директора, она попросила поменять у нее дома водопровод, ванную, сантехнику, а материалы, в общей сложности на 4 тыс. грн., списать. Мы сделали работы, материалы списали, но когда она пришла уже в 2010 году на предприятие как директор, то начала на меня давить. Она стала мне откровенно говорить, что я ее не устраиваю и она меня все равно уволит. Вначале она говорила это с глазу на глаз, потом и на планерках. Я обратился к депутату Алексею Мочалину за помощью, вместе с ним мы написали заявление в ОБЭП о том, что под давлением руководителя работники ГЖКП делали в ее квартире ремонт. Водопроводчики, маляры, тракторист дали свои показания. Она использовала служебное положение, меня заставила это делать. По этому факту возбуждено уголовное дело, которое находится в прокуратуре. Но после этого на каждой планерке она твердила, что я не соответствую занимаемой должности, на меня начали писать разные приказы, выговоры.
24 марта во время очередного скандала директор довела меня до гипертонического криза. Я написал служебную записку на председателя профкома, чтобы приняли меры по пресечению “беспредела” со стороны директора предприятия в отношении к подчиненным. Но в ответ председатель профкома, которая неплохо сработалась с директором, стала собирать докладные записки против меня. Они находили различные поводы, чтобы привлечь меня к дисциплинарной ответственности. Начался настоящий “террор”.
Тут надо отметить, что Николай Кравцов является инвалидом по общему заболеванию уже около 12 лет, и в феврале текущего года был переведен с 3-й на 2-ю якобы рабочую группу с трудоустройством без переохлаждения. И у директора ГЖКП с профсоюзным лидером прямо таки “развязались руки”. Они стали направлять письма в медучреждения практически с требованием запретить мужчине работать на должности, которую он занимает с 2006 года.
В одном из писем они указывают: “По специфике своей работы начальник “Районного участка водопроводных и канализационных сетей” Кравцов организовывает и контролирует весь технологический процесс на участке с обеспечением безопасности работ… При исполнении ним своих обязанностей в технологическом процессе присутствуют вредные факторы, а именно: на внешних инженерных сетях – повышенная-сниженная температура воздуха, атмосферные осадки в течение года, в траншеях – спуск на глубину, в канализационных колодцах – загазованность закрытого простора, неблагоприятный микроклимат… Кравцов является инвалидом 2-й группы по общему заболеванию и согласно вывода медицинской комиссии об условиях и характере труда определено – “трудоприспособление”, что означает создание особых условий труда…
С целью недопущения ухудшения состояния здоровья Кравцова Н.Н. просим Вас предоставить индивидуальный план реабилитационных мероприятий и вывод относительно возможности занимать ним должность начальника районного участка водопроводных и канализационных сетей”.
– Меня спросили в больнице, работаю ли я начальником участка или простым рабочим, – возмутился Николай Николаевич. – Я вообще-то пока начальник участка, т.е. контролирующий орган, я раздаю наряды и проверяю их выполнение. У меня в подчинении есть мастера, бригадиры и рабочие.
Оказалось, что они из МСЭК получили каким-то образом справку о том, что я имею право работать только на специализированном предприятии для инвалидов. Ко мне пришли из отдела кадров с приказом, в котором было указано, что меня вызывают на заседание профкома по вопросу увольнения меня по состоянию здоровья! Я отказался подписывать такой приказ, и тут же перезвонил врачу МСЭК, ведь я же с руками и ногами, почему же я не могу работать на руководящей должности? Я уже готов был отказаться от 2-й группы или вообще от какой-либо группы. Но, как мне объяснили, по закону это не нужно, я со своим заболеванием вполне могу работать. К тому же, аттестации моего рабочего места не было, поэтому нет заключения, в каких условиях я работаю. Лишь около 5 месяцев тому назад проведена аттестация мест рабочих специальностей, и результаты до сих пор в области, а о местах ИТР речь вообще не шла.
Председатель профкома, которая также занимается соцстрахом, землей и является экологом предприятия, по-моему, в последнее время занимается лишь моим увольнением. 23 июня она предоставила мне бумагу за своей подписью и с мокрой печатью, в которой указано, что я повторно приглашаюсь на заседание профкома Першотравенского КП на 25 июня по вопросу моего увольнения по состоянию здоровья, согласно п. 2 ст. 40 КЗоТ Украины в связи с тем, что я являюсь инвалидом 2-й группы. “В случае неявки вопрос будет решен без Вашего присутствия” – сказано в приглашении. Непонятно, почему вопросом увольнения занимается профсоюз?! И все это вместо того, чтобы защищать права работников предприятия!
В ноябре 2009 года мы требовали составления колдоговора и проведение отчетно-выборной конференции, в чем нам долго отказывали. Мы хотели узнать, есть ли у нас на предприятии контрольно-ревизионная комиссия, способная проверить работу профсоюза, что не может сделать даже ОБЭП. Как позже оказалось, – такая комиссия есть, в состав ее входят 3 человека, двое из которых уже уволены и никогда не знали, что являются членами данной комиссии, и никогда не проверяли работу профсоюза. Мы просили вышестоящий профсоюз проверить все таки эту работу, но нашим людям не дали возможности высказаться. В результате – я и многие рабочие написали заявления о выходе из состава профсоюза предприятия, чтобы вступить в независимый профсоюз.
А что касается нарушений наших прав, так этого не отнимешь.
Уже сейчас возбуждено дело по факту незаконного увольнения главного инженера предприятия. Кроме того, есть уголовное дело по поводу того, что не повышалась минимальная зарплата: с декабря 2008 года она должна быть из расчета 605 грн, но до августа 2009 года мы получали из расчета 525 грн. После этого было 6 увеличений минимума и на 1 июля 2010 года составляет 888 грн, а мы до сих пор получаем из расчета 605 грн. На предприятии отказываются платить в двойном размере за выходы на работу в выходные и праздничные дни. Т.к. прокуратура затянула рассмотрение моего личного обращения по этому вопросу, я обратился в суд.
Более того, руководство предприятия даже не поленилось проверить, насколько действительный мой диплом об образовании, они видите ли “вважають”, что я нигде не учился. В ходе милицейской проверки было установлено, что с моим дипломом все в порядке. Более четырех месяцев такого террора вынудили меня обратиться в суд по защите чести и достоинства, и я выставил моральный ущерб 100 тыс. грн. По этому поводу я уже выслушал, что меня проще убить, чем выплачивать какие-то деньги. Это уже угрозы физической расправой. И кто знает, какая доля шутки в этих словах.
Было бы за что меня зацепить, меня давно бы уже “съели”. А они как ни бьются, ничего не выходит. Я со своей стороны обращаюсь и в прокуратуру, и в суд.
А вообще руководство ГЖКП должно бы заниматься хозяйственной деятельностью, ведь положение предприятия настолько серьезно, что вряд ли удастся выбраться из долговой ямы. Может, до выборов воду на город и не отключат, но потом ничего гарантировать нельзя.
Что меня ожидает дальше? Сейчас я написал заявление на очередной отпуск согласно утвержденного графика ИТР. Но даже в этом случае директор написала на заявлении, что меня отпустят лишь после инвентаризации основных сетей – 76 км канализации и 60 км водопровода! Хотя инвентаризация проводится раз в год с 1-го октября. Как можно дальше работать? – я не представляю. И что можно ждать от таких людей, особенно, если их поддерживает мэр?
Николай Николаевич будет обращаться во все возможные инстанции. Впереди у него не один суд. Разбирательства начнутся уже в сентябре.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ