ЗДРАВСТВУЙ АМЕРИКА!

0
378

Васильковка находится в 30 минутах езды от Павлограда. Мы едем мимо полей, сельских домишек и редких магазинчиков. Идет дождь, но нам отступать некуда, потому что мы едем к представителям США. Волонтеры Кэтрин Пиплз и Мартин Макинтайр преподают английский язык в школах Васильковки. С ними мы и договорились о встрече.
Школа, к которой мы подъехали, – это старое трехэтажное здание, которое, скорее всего, порядком напугало наших американцев. Нас ведут на второй этаж. И вот мы в душном полутемном классе, где нас уже ждут — 26-летняя Кэтрин, бакалавр искусств по журналистике Университета штата в Сан-Франциско и 24-летний Мартин, окончивший St. Lawrence University в штате Нью-Йорк. Кэтрин — девушка обычной внешности, одета довольно просто по сравнению с украинскими барышнями (у них в Америке этот небрежный стиль называется “casual”). А Мартин — милый парень в очках, с такими ребятами можно болтать часами. Здравствуй, Америка!
С первой минуты я решила, что удобнее будет беседовать на английском языке, поэтому сразу говорю:
– Хай!
Несмотря на длительное отсутствие практики, мой английский вполне ничего.
– Я приехал из города Олбани, штат Нью-Йорк, – говорит Мартин, – а Кэтрин выросла в Сан-Франциско. Она здесь уже 9 месяцев, а я – 6.
– Мы можем говорить по-русски, но плохо. – говорит Кэтрин. – Учителя помогают нам изучать его. Я могу пойти в магазин и купить, что мне нужно.
– Мой русский – так себе, но выжить я могу, – с улыбкой отмечает Мартин. – Общение здесь – это самое сложное. В русском я не очень силен, и к тому же, некоторые люди говорят по-украински, а некоторые – на суржике, поэтому иногда общаться очень трудно. Хотя у меня есть несколько друзей, которые вообще не говорят по-английски, и мы понимаем друг друга.
– Встретили вас хорошо?
– Мне школа нравится. Здесь все даже лучше, чем я ожидал, – признается Мартин. – Отличный преподавательский состав, они мне очень помогают и дружелюбно ко мне относятся.
– А ученики? Отличаются ли они от американских подростков?
– Нет, они почти ничем не отличаются, – уверенно отвечает Кэтрин. – Они слушают ту же музыку, любят сидеть в Интернете, играть в компьютерные игры, разговаривать во время уроков… Одним словом, делают то же, что и все подростки. Думаю, основная разница в том, что американские ученики обычно больше склонны к соперничеству, а здесь ученики больше работают в команде, что иногда тоже хорошо.
– Что касается общения с учениками — продолжает Мартин, – то это несколько сложно, потому что они обучаются на украинском языке, и говорят больше по-украински, а я учил только русский язык. Еще мне кажется, что в Украине дети выглядят старше, чем они есть на самом деле, по сравнению с американскими детьми. В любом классе есть и конфликтные дети, и послушные. Ну и еще, не могу не сказать о такой проблеме, как пьянство и курение у здешних школьников. Но что поделаешь: им нравится экспериментировать…
– И как долго вы планируете здесь работать?
– Наш контракт заключен на 2 года, поэтому мне осталось еще 18 месяцев в Украине. Официально мы работаем на американское правительство.Корпус Мира платит нам 1800 грн. в месяц плюс 400 грн. за проживание.
– А после занятий не скучаете? Чем занимаетесь в свободное время?
– Я обожаю видеоигры, – говорит Кэтрин. – Мне очень не хватает моей приставки! Также люблю читать, смотреть фильмы и слушать музыку. Вообще мне нравится разная музыка, но сейчас я слушаю в основном рок и русскую поп-музыку, чтобы практиковать язык.
– А мне нравится проводить время за чтением книг, а также бегать – здесь очень хорошая открытая местность, – говорит Мартин.
– Мартин, что вы можете сказать о сходствах и различиях между Украиной и США, в том числе и в образовании?
– Мне часто задают этот вопрос. Я считаю, тут много сходств и различий. Люди есть люди, и везде они одинаковые. Но мне кажется, в Америке люди более склонны брать на себя ответственность, более инициативны, тогда как здесь многие привыкли говорить: «Это не моя забота, этим должно заниматься правительство» и т.д. В итоге, каждый перекладывает ответственность на другого – и ничего не происходит. Что касается образования, то я вижу здесь такую проблему, как дисциплина. В Америке все иначе. Учителя там пользуются большим авторитетом, а здесь зачастую власть в руках учеников. Но зачастую это вина не учеников, а учителей или родителей.
В Америке свои проблемы – у нас легко подать в суд на кого-либо, ученик может взять у родителей пистолет и прийти с ним в школу. Но в школах есть охрана, металлодетекторы, в некоторых школах работает персонал службы безопасности, полиция. Как правило, государственные школы тесно взаимодействуют с местной полицией и администрацией для решения таких проблем и обеспечения безопасности детей. Также хотелось бы сказать об оценках. У нас об оценках ученика известно только ученику и преподавателю, это, так сказать, информация личного характера; тогда как здесь все ученики знают оценки друг друга.
– Вы, наверное, прирожденные педагоги? И когда вернетесь на родину, будете продолжать преподавательскую карьеру? – спрашиваю я.
– Пока это большая загадка, – с улыбкой говорит Кэтрин, – поскольку я еще не решила, преподавать ли мне дальше в школе или же вернуться к прежней работе редактора журнала.
– А я, скорее всего, перееду в Аргентину, так как моя мать родом из этой страны, и поступлю в кулинарное училище, чтобы стать шеф-поваром, – отвечает Мартин. – А вообще, я хотел бы сказать, что работа в Корпусе Мира дает мне определенный опыт и возможность выучить русский язык. Для меня это очень ценный опыт. Я работаю с людьми, что хоть и трудно, но интересно. Так я лучше узнаю самого себя. И к тому же у меня появилось здесь много друзей, чему я очень рад.
– А по Украине вообще поездили? Какие города вам понравились?
– Мой самый любимый город — это, разумеется, Васильковка, – улыбаясь говорит Кэтрин.
Возвращаясь в Павлоград, я всю дорогу размышляла о том, что американские волонтеры сегодня разбросаны по всему миру: в Африке они борются со СПИДом, в Афганистане воюют с талибами, у нас преподают английский язык. В своей стране они смогли навести порядок без посторонней помощи, а так как энергии много, они приблизительно такой же порядок намерены навести и в других государствах. У нас такой энергии нет. И никакие порядки мы не наводим.
– Знаете, я сама бы хотела поехать преподавать в Америку, – сказала мне одна из васильковских педагогов при расставании. – Хочу в Сан-Франциско…
Я не стала ее разубеждать и рассказывать о том, что в Сан-Франциско русский язык, скорее всего, не популярен, не говоря уже о нашем, об украинском. Зачем лишать человека мечты? Люди ищут где лучше, не впадая в патриотический пафос и не рассуждая о высоких материях. Они стремятся к достатку, а в Сан-Франциско этот достаток естественно выше, чем в украинской Васильковке, Малой Александровке или Троицком.
Я, как и многие украинцы, могу лишь позавидовать далекой Америке да еще пожелать ей здоровья и долголетия. Что пожелать Украине? Откровенно говоря, не знаю. Наверное, честности и здравого смысла…

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ