О ТЕХ ВРАЧАХ, КОТОРЫХ МЫ НЕ ЗНАЕМ

0
283

Мало кто захочет по доброй воле побывать в городском морге. А уж охотников получить там рабочее место и того меньше. Это при встрече с хирургом, терапевтом или же стоматологом пациенты с улыбкой раскланиваются и желают им крепкого здоровья. К патологоанатомам отношение у нас, мягко говоря, попрохладнее. Но, не смотря ни на что, люди в морге работают, наверное, шутят и, наверное, улыбаются. Хотя, морг ­ это звучит как­то очень прагично. Другое дело, паталого­анатомическое отделение. Проходите, пожалуйста, вас здесь никто не укусит.
Заведующий паталого­анатомическим отделением Павлоградской горбольницы №4 Владимир Пиценко приглашает нас в свой кабинет. И мы осторожно проходим. Это ведь тоже медицина, а не бюро похоронных услуг. Хотя таким новичкам, как мы, соседство с мертвыми дает о себе знать. А о том, что врачи неохотно соглашаются на такую работу я знала давно.
­ – Нагрузка, конечно, огромная, но справляемся, ­ рассказывает Владимир Николаевич. ­ Вместо 12 положенных врачей, у нас работают только двое, ­ я и мой коллега Виктор Александрович Борец. Все считают, что мы занимаемся только вскрытием, а на самом деле, вскрытие ­ это 20­30% нашей работы. Все остальное время мы посвящаем работе с биопсийным и операционным материалом, чтобы установить, например, характер опухоли и поставить больному точный диагноз. Больные с нами не общаются. Даже многие врачи нас не знают.
Ремонт у нас сделали ­ это хорошо. Но помещение ­ сами видите какое: посади сюда 18 лаборантов, которые должны здесь работать, так и сесть негде было бы. А 6 лаборантов как раз помещаются.
Владимир Николаевич рассказывает о старом холодильнике, к которому уже не найти запчастей, о микроскопах и “гистологической проводке”… О формалине, хлороформе и о других ядовитых испарениях, которые здесь присутствуют. Эту вредность молоком компенсировать трудно.
­ – Владимир Николаевич, а за вредность хоть вам что­то доплачивают? ­ спрашиваю я осторожно.
­ – Доплачивают 30%.Но пенсионный возраст у нас такой же как у всех, ­ охотно говорит он.
Вот так добавка, ­ думаю я. Если ставка врача пусть даже 1 тысяча 200 гривен (больше у них по­моему не бывает) то 400 гривен надбавки за вредность погоды не сделают, ­ моментально высчитываю я. Кто­нибудь согласился бы работать за такие деньги в морге, получив высшее образование? Я лично нет. 12 тысяч ­ это куда ни шло…
­ – При переходе в 4­ю горбольницу мы смогли закупить необходимое оборудование, а раньше в 1­й горбольнице у нас даже вытяжки не было, ­ продолжает Владимир Николаевич.
­ – А с захоронением бездомных проблемы остались? Лет пять назад их никто не хотел хоронить. Бывают ведь случаи, когда родственники отказываются хоронить?
­ – К сожалению, такое случается. В этом случае тело хоронят соседи или знакомые… А бездомных хоронит агентство “Ритуал”.
Экскурсия в патологоанатомическое отделение подошла к концу. Мы прощаемся с докторами, которых мало кто знает. Пусть, не смотря ни на что, им легче работается. Пусть государство по достоинству оценит их нелёгкий труд. И пусть многочисленные поздравления в день Медицинского работника звучат и в их адрес.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ