ДОМ, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛ ДЖЕК

0
331

История о том, как власти Першотравенска, истратив 1 млн. 100 тыс. грн. на ремонт дома, так и не смогли сделать его пригодным для жилья, получила широкую огласку. Рапортовали о вселении громко, вселяя туда девятерых ребятишек и двух их приемных родителей. Только никто не сказал, что на момент вселения в доме не было ни газа, ни света, ни воды.

Постепенно в доме появились свет и газ, электричество и отопление, благодаря усилиям приемной мамы и директора семейного дома Елены Позняковой. Но он и сегодня для проживания не пригоден.
А, между тем, прокуратура Першотравенска по факту незаконного ввода в эксплуатацию недостроенного дома возбудила уголовное дело. И 14 апреля состоялось первое судебное заседание. Обвинение было предъявлено одному из бывших представителей Першотравенского горисполкома, который на сегодня там уже не работает.

– Обвиняемый был председателем комиссии, которая принимала в эксплуатацию дом № 11 по улице Верхняя, – прозвучало обвинение из уст представителя прокуратуры. – При этом председатель знал, что газоснабжения на момент сдачи его в эксплуатацию в указанном доме нет. Однако акт государственной комиссии о приемке дома в эксплуатацию им был подписан, тем самым был выдан заведомо ложный документ, что квалифицируется по признакам преступления, предусмотренного ст. 366 УК Украины.

– Комиссия была создана решением городского головы и утверждена решением сессии горсовета, – пояснил суду обвиняемый. – Дом № 11 по ул. Верхняя принимался нами без коммуникаций, только “коробка”. Газоснабжение дома должна была принимать специализированная комиссия. В комиссию входили 12 представителей всех служб города, в том числе и газовой службы, СЭС и депутаты горсовета. Каждая служба проверяла свои функции. На момент принятия дома в эксплуатацию в нем не было только газа. Но я, как председатель комиссии, наличие всех коммуникаций в доме не проверял. Это входит в обязанности соответствующих служб. Разводка газовая по дому была сделана, а решение о подключении газа принимает другая комиссия, которая должна состоять из специалистов. Акт был подписан в декабре 2008 года, а семья вселялась в дом в конце мая 2009г., газ к дому на тот момент подведен не был. Кто принимал решение о вселении семьи, мне неизвестно. Лично я никаких решений на этот счет не принимал, ключи семье не вручал и не поселял ее в доме.

В ходе разбирательства выяснилось, что обвиняемый возглавлял так называемую техническую комиссию, но акт почему-то был оформлен на бланке государственной комиссии (?!). А государственной комиссии по сдаче дома в эксплуатацию вообще не создавалось (?!). Ключи директору детского дома семейного типа вручали в кабинете городского головы!

– На момент вселения в дом, в нем не было ни света, ни газа, ни воды, – пояснила суду Елена Познякова. – Нам пришлось вернуться в 2-комнатную квартиру. Я, мой муж и 9 детей еще 4 дня ютились в этой квартире. Потом я пошла к мэру и попросила, чтобы нам подключили хотя бы электричество. Как только свет в доме появился, мы туда переехали.

Детей водили купать на квартиру. В октябре прошлого года газ к дому подвели. Но зимой в комнатах регистрировалась температура +10 градусов на 1-м этаже, и +5 градусов – на втором. Дети мерзли несмотря на то, что работала система отопления, и мы ставили дополнительно электрокамины. В доме, стены которого не утеплены ни снаружи, ни изнутри, и по сей день холодно.

Я по состоянию здоровья лечусь у невропатолога. И не знаю, выдержу ли я еще и судебные разбирательства.

– Согласно сметной документации все работы были выполнены, – сообщил суду обвиняемый. – На домик пошло 500 тыс. грн., и 600 тыс. грн. пошло на коммуникации. КРУ в последствии проводила проверку, нарушений нет.

– Неужели этих денег не хватило для создания детям нормальных условий проживания? – спросила судья. – За что были перечислены 1 млн. 100 тыс. грн., если в доме невозможно жить?!

– У меня на руках нет ни договора, ни технической документации на дом, – сообщила суду Елена Познякова. – Только ордер. Меня обвинят в том, что я лично не беспокоюсь о том, чтобы создать нормальные условия для проживания, но дом социальный. После того, как дети вырастут, дом я буду отдавать. Я не собственник дома. РУ что-то проверяли, но никто не заглядывал под сайдинг, которым сверху покрыт дом, – там нет утеплителя. Дети случайно разбили дверной ручкой в одной из комнат стену – она внутри полая, оттуда дует ветер. Поставили пластиковые окна, но их пенкой никто не утеплил. Дом полностью не утеплен.
– Да за 500 тыс. грн. можно было бы новый дом построить! – возмутилась судья. – Конечно, крайнего в этом случае мы не найдем – никто не виноват: ни обвиняемый, ни 12 членов приемной комиссии… Один миллион гривен потратить на то, чтобы дети жили в холоде… Почему не назначена экспертиза об установлении причины: почему холодно в доме?

– О том, что можно ходатайствовать перед прокуратурой о назначении такой экспертизы, мне было ничего неизвестно, – сказала Елена Познякова. – На сегодня я вижу для себя выход в одном: летом мы будем жить в селе у родителей моего мужа, а зимой, скорее всего, будем снимать трехкомнатную квартиру в городе. Идти нам больше некуда.

Тут представитель прокуратуры уточнил, что в данном судебном слушании идет разбирательство по поводу того, почему на момент вселения в дом в нем не был подключен газ. Поддержал точку зрения прокуратуры представитель обвиняемого: дескать, слушание выходит за рамки конкретного дела.
– Потерпевшая имеет право просить доследования данного дела, – сказала Анна Николаевна. – Пусть проверяют, сколько на дом пошло денег, и почему в нем семья из 9 детей не может проживать в нормальных условиях? Правильно адвокат говорит: мы обсуждаем сейчас не тот предмет судебных слушаний, но ведь проблема для семьи не решена! В суд поступило конкретное дело, мы его рассматриваем, но оно не охватывает главного вопроса – проверки, почему в доме холодно, и в дальнейшем, установления, кто за это отвечает, и кто должен понести наказание. Вопрос остается открытым. Проблему детского дома никто суду не предлагает решить!

Первое судебное заседание отложено на 13 мая 2010 года. Суду предстоит еще заслушать членов комиссии, которые подписывали акт введения дома в эксплуатацию, а также детей детского дома.

А вот как оценивает сложившуюся ситуацию депутат Першотравенского горсовета, секретарь горкома КПУ Алексей Мочалин.

-Деньги на дом, около 1,5 млн. грн., выделялись в 2008 году, – говорит Алексей Александрович. – Это было государственное финансирование совместно с городским бюджетом (10%). Нам сказали, что дом почти готов, якобы оставались мелкие недоделки. И в мае 2009 г. с большим пафосом, на День города дом торжественно сдали в эксплуатацию. Мы думали, что там все в порядке.

Но осенью на мое имя поступило заявление от хозяйки детского дома Елены Позняковой, что дом был сдан в эксплуатацию с нарушениями. Мы создали депутатскую комиссию из четырех человек, и, когда вошли в дом, – ужаснулись. В умывальной комнате не было раковины; газ к дому не был подключен; в санузле вода текла слабым напором, а на кухне вода из крана вообще не текла; пол был в неудовлетворительном состоянии; неисправна электропроводка; кровля дома не утеплена; межкомнатные двери рассохлись; водопроводные и канализационные трубы проложены в одном технологическом колодце; теплоизоляции стен, особенно на втором этаже дома, не было; в игровых комнатах цокольного этажа не было отопления, напольного покрытия (голый бетон) и межкомнатных дверей; фасадная облицовочная плитка осыпалась; отсутствовал и асфальтированный подъезд к дому. 15 сентября 2009 г. комиссией был составлен акт обследования состояния детского дома семейного типа.

В этой связи было направлено обращение в Кабинет министров Украины, в Администрацию Президента и в прокуратуру. Здесь сыграло роль то, что на наше обращение живо откликнулась Администрация Президента, поэтому дело сдвинулось с мертвой точки – прокуратура возбудила уголовное дело.

Мы попросили бывшего директора ЖКП отправить специалистов на этот дом, чтобы те посчитали, сколько необходимо вложить денег на то, чтобы исправить ситуацию по дому. Была составлена смета. Чтобы довести дом до ума, хотя бы утеплить крышу, стены, нужно 47 тыс. грн., это на конец марта 2010 г. Никто не отчитывался о том, куда “ушел” 1 млн. грн., и почему даже после таких “вливаний”, дети продолжают в нем мерзнуть.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ