ЖИЗНЬ – НА “ОТЛИЧНО”!

0
719

Часто ли вы сегодня встречаете настоящих профессионалов, живущих своей работой, и притом счастливых людей? В Павлограде таких немало. Один из них – Николай Тимофеевич Можейко, который долгие годы был ведущим городским врачом-урологом, хирург. Это ему тысячи павлоградцев обязаны  не только здоровьем и жизнью. 
– Мои предки по линии отца из Белоруссии, – рассказывает Николай Тимофеевич корреспонденту «РБ». – Папа Тимофей Антонович был из многодетной семьи. Уж не знаю как, но его семья после Гражданской войны оказалась в Днепродзержинске. Первая жена папы умерла от болезни, оставив его с двумя сыновьями Павликом и Петей. И он женился второй раз. Мама моя Вера Тимофеевна из с.Вольные Хутора Верхнеднепровского района — когда-то казацкий край, и фамилия девичья ее была вполне казацкая — Ветер. У них появился еще один мальчик Миша, потом в 1933-м — я, после меня – Тимофей. Так что у отца нас было пятеро.
Год моего рождения — голод в Украине, и отец решил ухать в Белоруссию, пережить лихие времена. Вот в Могилянской области в г.Быхове я и родился. Там голода не было. 
Позже мы вернулись в Вольные Хутора. Папа — кузнец, мама — домохозяйка без образования, работала разнорабочей в колхозе.
Годы войны я хорошо помню, мне в 41-ом было уже 8 лет, я ходил в школу. Немцы пришли — обучение продолжалось, учителя остались прежние, и колхозы работали. Помню, был у нас учитель, который наказывал провинившихся линейкой по рукам…
В годы оккупации натерпелись родители. Однажды, когда грузили сено на повозки, кони дернулись, и мама упала со снопа, зашиблась, но несмотря на травмы, ее заставляли батогом выходить на работу. Местные холуи работали на немцев и были очень жестокими.
Жили в селе всегда за счет своего хозяйства. Наделы у колхозников были по гектару земли. Коровы, куры, огород… Я хоть и маленький был, но помогать приходилось. В колхозах выходных не было, и никто не интересовался, как там семья. Помню, однажды, мне, 9-летнему поручили сварить суп с галушками для семьи. Дело было летом. Печку топить надо было соломой — леса не было. Горело плохо… Вот я закинул в воду тесто, а оно сварилось все одной галушкой. Тут родители пришли на обед… Надолго я это запомнил.  
Старший мой брат Павлик к началу войны закончил Саратовское танковое училище, в звании старшего лейтенанта пошел на войну и… в одном бою сгорел в танке. Второго брата Петю в 16 лет угнали в Германию на работы, за побег попал в концлагерь, а после войны он вернулся и уехал жить в Полтаву уже со своей семьей. С третьим братом, который старше меня всего на 3 года мы как-то выровнялись по классам. Школа-то была в селе неполная, а тут еще оккупация, война…
В 46-м был сильный неурожай, лето сухое, и отец решил ехать в Днепродзержинск, там хоть по карточкам хлеб можно получать. Уже там мы с Мишей пошли в 7-ой класс. В выборе профессии важную роль играли родители. Для нас выбрали медучилище. У меня-то вообще к медицине сердце лежало. В Вольных Хуторах была земская больница, построенная еще во времена царизма, все в ней было предусмотрено — стационар, поликлиника, инфекционный изолятор, роддом. Работал там земский врач немецкого происхождения Крикент — человек высокой души, профессионал, лечил от всех болезней и не только людей из нашего села, но и еще нескольких других – «Рибчине», «Скажене»… Всего около 5 тыс. человек. И слава о нем шла колоссальная, все его уважали. И мне хотелось тоже пойти в медицину.
Сдали с братом экзамены. Я прошел, а Миша баллов не набрал. Жилось туго, мама перешивала старые вещи и продавала или меняла на продукты, папа трудился в кузне при заводе им.Дзержинского. И Мише пришлось работать и учиться в вечерней школе, потом – в ремесленном училище, позже — в металлургическом институте.
Сам же я учился в медучилище отлично, надеялся на зачисление в мединститут без экзаменов. Но… так вышло, я-то был совсем пацаненком, а со мной учились взрослые люди, прошедшие войну, и я не попал. Очень расстроился, но не сдался. По направлению в село не поехал — это значило поставить крест на будущем. Пошел в вечернюю школу получать полное среднее образование. А в 1951 году поступил в Днепропетровский мединститут. 6 лет учился, все экзамены сдавал на отлично. Был активным комсомольцем. На последнем курсе познакомился с будущей супругой Раисой Александровной, она была на курс младше. Мы вместе работали в колхозе на кукурузе, и мне пришлось ей оказывать медицинскую помощь. Зимой мы с ней расписались. В ноябре 57-го у нас родился сын Саша, еще через десять лет – Дима.
Тогда разделения на специализацию не было, и я выпустился врачом лечебником с наклонностями к хирургии. Я попал в Павлоград. Место мне понравилось — две речки, лес. Больница была в городе одна — первая. Хирургия была в здании, где сейчас Павлограджилсервис, на первом этаже. Сверху был роддом. Приехал — взяли меня на полставки хирургом, а основная работа — заведующий медпунктом обозно-механического завода (Химмаш), еще вел прием терапевтом. Помню, в 57-м была тяжелая эпидемия гриппа — Испанка, первая волна ее была еще в 1922 г. Люди умирали…
С жильем помогли — выделили комнатку в двухэтажном кирпичном доме на Вокзальной — напротив церкви. Но жил там недолго. Ведущим хирургом в городе тогда был Лысиков Иван Васильевич, с ним работали Голубушкин Иван Васильевич, Лобченко Петр Петрович, Витренко Вера Тимофеевна. Приняли меня хорошо. И уже на следующий год меня направили на курсы по урологии. Уролога в городе не было. Я 4 месяца учился в Харькове. Вернулся как раз тогда, когда Рая закончила институт. Она приехала с сыном в Павлоград. Нам тогда дали свою квартирку. Возле завода был админкорпус, который отдали под жилье. Нам достался кабинет главного инженера. Сегодня этого здания нет.
Я получил ставку уролога на приеме и в стационаре. К тому времени я уже был коммунистом, тогда это было важно. Без этого никак. И задатки у меня были. Уже к концу 58-го года я был заместителем главврача по мед.части. А на следующий год — секретарем партийной организации.
Жене поначалу работы не было, потом взяли в амбулаторию ПМЗ гинекологом. Там же на поселке нам дали комнату в трехкомнатной квартире.
В 60-м году на химзаводе в новой больнице снимают с должности главного врача из-за скандала с лечением отца директора ПМЗ Шкуренко. И назначили на его место меня. Партия направила — куда деваться? Хоть директор завода против таких замен, но партком есть партком. Ситуация была неудобная. Так я там проработал 6 лет главврачом и урологом по совместительству, и в хирургии. Коллектив отличный собрался. С 1967 г. до 1989-го я был главным врачом первой больницы…
За это время Николай Тимофеевич получил высшую квалификационную категорию, награжден орденами Знак Почета и Трудового Красного Знамени, знаком «Отличник здравоохранения», был депутатом городского совета семи созывов. Под его руководством выстроено не одно медучреждение в городе, подготовлено немало хороших руководителей и профессионалов, для которых этот человек был наставником: зав. отделением хирургии горбольницы №4 Виктор Михайлович Браславец, уролог Юрий Александрович Медведев, ведущий уролого ЦРБ Виктор Григорьевич Зайченко и многие другие. Кроме того, с Николая Тимофеевича зародилась настоящая династия урологов Можейко. Сын Николая Тимофеевича – Александр – практикующий врач-уролог в ДИВЭТИНе г.Днепропетровска. Внук Алексей – практикующий врач-уролог в областной клинической больнице им.Мечникова.
Сейчас Николай Тимофеевич на заслуженном отдыхе. Его верная спутница жизни Раиса Александровна всегда рядом. Она прерывает нашу беседу, мол, пора и отдохнуть.
– Мы объездили автотуристами почти весь Союз, – рассказывает Раиса Александровна, разливая чай и угощая горячими пирожками и домашним вареньем. – Побывали в Белоруссии, Прибалтике, Узбекистане, Таджикистане, Прикарпатье, Карелии, ездили по Золотому Кольцу. Собиралась компания — 3 машины — врачи с семьями. Зимой намечали маршрут, куда будем ехать, какие музеи будем посещать. Ответственный за музеи был Леонид Андреевич Наконечный, Николай Тимофеевич — начальник лагеря, Алексей Дмитриевич Путько — зав.складом. Порядок был и в горздраве, и в личной жизни. Часто выезжали в лес на отдых семьями. Николай Тимофеевич всегда был рыбаком, охотником, грибником… Мы с ним побывали  туристами в Германии, Индии, на Цейлоне. У нас очень много фотографий, он сам фотографировал и проявлял фотографии. Часто зимой мы садимся, просматриваем и вспоминаем… А вспомнить есть что.  
10 декабря Николай Тимофеевич Можейко отмечает 80-летний юбилей. И, пожалуй, каждый павлоградец может присоединиться к поздравлениям.
Желаем Вам, Николай Тимофеевич, долголетия, бодрости духа, мира в семье, внимания и любви. Будьте благословенны!

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ