ВСТАВАЙ, МИЛА МОЯ, ВСТАВАЙ!

1
789

Киев встретил дождем и туманом. Обычное воскресенье, когда невыспавшиеся пассажиры спешат в метро, да водители микроавтобусов истошно вопят на привокзальной площади: «Полтава – Харьков!».

Никаких признаков революции, в виде броневиков и народных ополченцев. Киев спит. Только в центре города, на Майдане, под дождем и под присмотром милиции стоят около сотни человек с флагами Евросоюза и Украины.
Украина — это Европа.
– Донбасс не такой, каким он был 9 лет назад… Признаю, тогда мы набрались греха, – выкрикивает в микрофон пожилой мужчина. – Теперь Донбасс вместе со всей Украиной!.. Украина — это Европа!

Мужчина читает свои стихи о затопленных шахтах Луганщины, об обескровленных землях, о продажных судьях и безработной молодежи.
Милиция никак не реагирует на слова ораторов, которые говорят о банде при власти, –  в Украине свобода слова. В Украине каждый имеет право на свободное выражение  мыслей и взглядов.

Дождь усиливается. И о том, что что-то готовится, можно догадаться только по отрядам «Беркута», которые сосредотачиваются в подземных переходах, а также по всевозрастающим группам молодых людей в спортивных штанах, которые перекуривают в переулках Хрещатика.

В это время на Владимирской, у парка Шевченко,  будто готовясь к Первомайской демонстрации, собираются женщины в махеровых шапочках, мужчины в очках и без очков и молодежь, – разноцветная, чистая, улыбающаяся. Сколько их? – подсчитать невозможно. Может быть, – 10 тысяч. Может — 15… А, может быть, – и все 100.
Четверг, 21 ноября, разделил Украину не на красных и белых, а на тех, кто хотел бы, чтобы жизнь украинцев изменилась к лучшему и тех, кто согласен на то, что сойдет и так.

Это современная Украина — страна бесправных шабашников, «черных» зарплат и бесконечных разговоров о том, что с этим нужно бороться.  Надо бы прекратить разворовывание огромного государства. Надо бы сделать так, чтобы и судьи, и прокуроры, вместе с нашими многочисленными  президентами и министрами, подчинялись не паханам, а законам. Но граждане Украины этого добиться не могут, превращаясь все больше и больше в бесправных холопов, но никак уж не в граждан.

Но что могут сделать 15 тысяч человек в стране, которая привыкла жить на подачки, рассчитывая то на дешевый путинский газ, то на кредиты  Международного Фонда. Что могут вымечтать, выкричать, выходить эти 15 тысяч обычных украинцев? Может открытия новых современных предприятий, с рабочими местами для молодежи? Административной реформы, чтобы уменьшить количество  чиновников,  которые, как при советской власти,  душат все новое? Или отмены льгот для лиц, приближенных к «императору»?
Нам нужно у кого-то учиться жить и работать по-человечески, если мы не в состоянии добиться этого сами. У кого же учиться: у Владимира Путина, у Владимира Ленина или все же у европейцев? Мы могли бы требовать от нашего президента вступить в какой-нибудь пусть не Евро, а  Сингапуро или Японосоюз, чтобы жить по японским или сингапурским стандартам. Но Япония от нас далеко, Сингапур еще дальше, а Европа под боком… Там  лечатся наши руководители и там отдыхают от государственных дел, учатся их драгоценные дети, и там они хранят свои капиталы. Мы свои холодильники и диваны храним в Украине. Так куда нам идти? Что делать?  И на кого нам равняться?
Бородатый молодой человек и светловолосая девушка, обернувшись одним украинским флагом,  идут по улице и, улыбаясь, радостно поют песню Вакарчука:

Вставай!
Мила моя, вставай!
Мила моя, вставай!
Мила моя, вставай!
Давай!
Мила моя, давай!
Мила моя, давай!
Більшого вимагай!

Европа — это выбор молодых, тех кто будет жить на этой земле лет через 30…
Тут же стоят люди со всей Украины: Львов, Харьков, Сумы, Чернигов, Ивано-Франковск, Днепропетровск, Запорожье… И лозунг — один на всех: «Украина — это Европа!».

Мечта неплохая.
Поднимаясь от Бессарабки к парку Шевченко, я вижу, как по тротуару навстречу мне  движется разношерстная колонна мрачных парней специфической и точно не европейской наружности,  в застиранных спортивных штанах и засаленных куртках, в капюшонах, надвинутых на лоб. Их до 300 человек. То ли это дети окраин,  то ли лица, только что отмотавшие срок. Это они, со своим криминальным прошлым, настоящим и будущим, через несколько часов  будут участвовать в потасовках, с применением слезоточивого газа, у Кабинета Министров. Евроинтеграция им не нужна. За 120 гривен они готовы снести какую угодно палатку, избить любого прохожего. Но все это позже.
Подполковник милиции, стоящий с рацией у джипа,  улыбаясь, жалуется мужчине в штатском, что потерялся какой-то бригадир…
В 12 часов огромная людская река под знаменами начинает движение, направляясь к Хрещатику. И тут уже ясно, что нас не 20 тысяч и даже не 25… Украина — это Европа, если такая масса людей может объединиться для того, чтобы выразить  правительству свой протест.
Нужно менять не людей, а кровавый советский фундамент! –  уже с трибуны на Европейской площади говорит Юрий Луценко. –  Мы  до сих пор живем в советском бараке!.. У нас сегодня крадут не шапку, а будущее!.. Нам объявили войну!
Самолет Виталия Кличко в это время  где-то кружит над Борисполем. Юлия Тимошенко отбывает свой срок  в 45-й женской колонии. А тысячи простых украинцев, которые заполнили весь Хрещатик, требуют от правительства перемен. Объединенные одной украинской мечтой, они все вместе поют «Червону руту», хотя пока в Украине не время для песен.
– В случае невозможности Верховной Рады принять необходимые законы, отказа парламентского большинства голосовать за них, будем добиваться роспуска парламента и проведения внеочередных выборов народных депутатов, – говорит с трибуны Александр Турчинов. – …Мы устали от измен, разочарований, нищеты и бесправия. Мы хотим жить в нормальной, цивилизованной европейской стране, где господствует свобода слова, уважение к человеку и его правам, где все равны перед законом…
Десятки тысяч рук поднимаются к небу. Протестующие голосуют за резолюцию Народного Вече, требуя от президента подписать соглашение в Вильнюсе.
Украинцы — это европейская нация! – несется над Европейской площадью. Звучит, конечно, красиво. Но это только мечта.  То, что мы европейская нация, нужно будет еще не раз доказать, как собственным мужеством, так и собственной честностью. И слава героям, которые первыми сделают это.
Украине — слава, если она найдет в себе силы подняться с колен!

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. A зачем Украине быть Европой?
    Может быть лучше остаться Украиной и не метаться между Европой и Россией ?

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ