ПОЮТ НА ЗОНАХ “ЗЕРКАЛА”. Музыканты из Першотравенска выступают с концертами перед заключенными украинских тюрем

0
347

С руководителем группы «Зеркала» Максимом Кажановым мы встретились перед началом концерта на ПЗТО. Ему 34 года, а группе 13 лет. Сергей Пушкарь – электрогитара, Евгений Ляшко – бас-гитарист и ударник Андрей Власенко – это одна команда. Еще 10 лет назад одно из немецких благотворительных обществ закупило для першотравенской рок-группы «Зеркала» музыкальную аппаратуру. И именно с тех самых пор наши першотравенцы ездят с благотворительными концертами по тюрьмам России и Украины.
– Мы все живем в Першотравенске, – рассказывает Максим. – Двое из нас – я и Женя – шахтеры. С гитаристом Сергеем мы пересеклись в 2000 году, когда он институт закончил, а я из армии вернулся. До этого играли в разных группах. Женя и Андрей примкнули к нам где-то 3 года назад. Тексты сочиняю я и Александр Альшин, который написал  несколько текстов для наших песен. Музыку мы сочиняем сами.
–  Максим, а как же на вас вышли немцы?
– У друга нашей группы есть знакомый, который возглавляет благотворительный фонд  «Скорая помощь». Спонсируют этот фонд немцы. Более 20-ти лет этот фонд снабжает тюрьмы медицинским оборудованием, детские тюрьмы – одеждой и спортивной обувью. Эти люди обеспокоены судьбой осужденных-инвалидов, – их деятельность очень обширна. А наше участие в концертах для осужденных – один из спектров деятельности фонда. Раньше гастролировали по тюрьмам России. Вот уже три года, как такие же концерты проводятся по тюрьмам Украины.
Группа подбиралась руководителями фонда, исходя из ответственности тех людей, которые будут этим заниматься: организованны люди или неорганизованны, есть ли у них вредные привычки и пр. Благодаря фонду у нашей группы есть вся необходимая музыкальная аппаратура, спасибо им. Конечно, аппаратура вся появилась не сразу: фонд подкопил чуть-чуть деньжат – купили нам барабаны. Еще подкопили – купили еще что-то из аппаратуры…
Немцы, они последовательные и целеустремленные люди, и если уж что-то задумали, то добиваются своего. Два раза в год мы ездим с 7-10 концертами по тюрьмам сначала России, теперь вот – по тюрьмам Украины.
Сколько тюрем мы объехали – не считали… Бывает одна-две тюрьмы в день. Больше практически невозможно. 
– Тюрьмы России чем-нибудь отличаются от тюрем Украины?
– Ничем. В украинских, как и в российских тюрьмах люди, лишенные свободы, ходят в черных одеждах. Мы же с ними не общаемся. Они сидят – мы играем. Мы уезжаем, а они – остаются… Я не разделяю людей на хороших или плохих. Просто среди нас есть такие, которые заблудились.    Часто приходится слышать, что в детских тюрьмах сидят подростки 2 года за то, что украли курицу. Осуждать человека проще, чем понять его.
Возможно, кто-то из осужденных должен посидеть и подумать о своей жизни. Это не мое дело. Я приезжаю для них петь – и пою от души. Для меня это радость  – петь свои песни для людей.
– С работы приходится отпрашиваться? Ведь вы все работаете.
– Я запланировал отпуск на сентябрь. Благотворительные концерты – это серьезное дело, но и работу нельзя бросать. У всех – семьи, дети. Домашние относятся с пониманием к тому, что нам необходимо ходить и на репетиции, чтобы хорошо играть на концертах.
– Вы счастливые люди… Максим, а трудности? Трудности хоть какие-то есть?
– Трудно иногда бывает общаться с властями, поскольку в наших домах культуры для хорошего звучания живой музыки ничего из музыкальной аппаратуры не приобретено: ни мониторы, ни пульты… Поэтому в городе активно заниматься живой музыкой условий нет. Но если представляется возможность хотя бы на какой-то часик собрать людей неравнодушных к живой музыке вместе – это уже хорошо.
Мальчишкам, которые хотят заниматься музыкой, могу сказать: нужно просто заниматься своим любимым делом. Опыт приходит со временем. Появятся и какие-то возможности. Главное, не засиживаться долго в четырех стенах – надо выходить к людям.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ