В ПОСМЕРТНЫХ ПОЧЕСТЯХ ОТКАЗАТЬ

0
281

Дочь погибшей в 1957 году работницы Павлоградского химзавода не нашла на новых  парадных надгробиях имени своей матери. Имя Прасковьи Ивановны Куксы попросту потерялось при реконструкции кладбища, которое расположено на пос. Химзавод. Об этом "Русский Бегемот" рассказывал в  статье « На братских могилах не ставят крестов», № 23 от 5 июня 2013 г. Ничего удивительного в этом происшествии нет, – в нашей стране и не такое теряется. Но что же дальше?
– Решение о реконструкции кладбища по ул. Боженко с благоустройством прилегающей территории было принято по ходатайству ветеранов завода «Павлоградский химзавод»…  еще в 2012 г.  – говорит депутат Павлоградского горсовета Виктор Романюк. – Мне от ветеранов завода были переданы списки погибших работников «ПХЗ» в разные годы, в том числе и в 1957 г. (всего 43 работника) с планом расположения разваленных каменных сооружений (надгробий) на территории кладбища.
В сентябре 2012 г. было проведено консультативное обсуждение первоочередных работ по замене надгробий. Также было установлено, что 24.01.1957г. погибло 47 работников завода, 17.07.1957г. – 2 работника завода, но некоторые погибшие были похоронены по месту жительства. Так было и в 1972 г., когда из 15 работников похоронено на кладбище было только 13 человек.
В марте 2013 г. инициативная группа начала уточнять списки погибших, а также количество памятных надгробий, расположенных в два ряда на указанном кладбище.
Из 25 надгробий, подлежащих первоочередной замене, на 17-ти не было табличек и надписей. Но по предоставленным спискам, после консультаций с родственниками погребенных, было установлено, кому принадлежат надгробия. Поэтому и было принято решение заменить 25 надгробий, погибшим в 1957 году.
Уже после установки новых плит на местах захоронений погибшим работникам завода, в конце мая 2013 г. ко мне обратилась дочь Куксы П.И. – ее мать погибла в 1957г. – с требованием установить или дать согласие на установку дополнительной плиты.
Аналогичная ситуация произошла и с родственниками Стовбур М. И. Со своей стороны считаю, что дать согласие на установку надгробия за свой счет для Куксы П. И. возможно.
Из всего вышесказанного можно сделать неутешительный вывод: память погибших на производстве мы конечно же чтим или, может быть, чтили при прошлой власти. Только со временем эта память стирается. И остаются разрушенные надгробия без имен.
Казалось бы, если человек гибнет, выполняя государственное задание, то по крайней мере надгробия от государства он заслуживает. Нет, не на веки веков, а хотя бы до тех пор, пока работает предприятие, где он погиб. Но жизнь показывает, что даже посмертные почести оказываются не всем.

Жанна  Негорюй

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ