Брат шел к сестре через всю Германию

0
289

Здравствуй, газета «Русский Бегемот»!
Моей бабушке Марии Ивановне  Шатохиной 90 лет. Я знала, что в военные годы она была угнана в Германию, но когда бабушка, накануне 22 июня, рассказала мне подробности своей жизни в лагере, я захотела рассказать о ней и другим.
Когда началась Великая Отечественная война, бабушке было всего восемнадцать. Её город был оккупирован, а она  насильно отправлена в Германию.
До лагеря в Берлине ехали в товарных вагонах. Во время регистрации каждому на шею повесили деревянную дощечку с номером. За время пребывания в лагере к ней ни разу не обратились по фамилии (или имени). Она жила под номером 2297.     
Всех девушек и парней расселили по баракам. Между бараком, где жила бабушка, и бараком военнопленных стояли сетки. Она с ужасом вспоминает, как каждый день солдаты умирали от голода, а при выходе из барака падали на землю, из последних сил пытаясь дотянуться до травы, растущей за ограждением. Через неделю ее отправили на стекольный завод, где изготавливали лампы. В лагере, где жили молодые ребята, была строжайшая дисциплина. Первые 6 месяцев никого не выпускали на улицу. Условия проживания были еще хуже.
Приходилось спать на деревянных кроватях с подушками и матрацами, набитыми деревянными опилками, и постельным бельем, которое за четыре года ни разу не поменяли. Каждые полгода их увозили за пределы лагеря, где купали, а в бараки пускали специальный газ для дезинфекции.
Но несмотря на строжайшую дисциплину, начальник лагеря запрещал бить рабочих, а после того как сразу 20 человек заболело туберкулезом, всех отвез на рентген и добился двухразового питания. До этого в лагере еду давали раз в день, 300 грамм хлеба на пятерых.
В 1943 году на работы забрали младшего брата бабушки Ноя Ивановича. Он был отправлен в Ганновер. Бабушка постоянно переписывалась с братом. В конце 1944 года, в определенной части Германии, контроль над лагерями был ослаблен, и Ною Ивановичу удалось отпроситься поехать к сестре в Берлин.
До сих пор непонятно, каким образом практически через всю Германию брат шел к сестре. На пути в Берлин он  видел, как тысячи союзных самолетов-бомбардировщиков с педантичной точностью сбрасывали бомбы на улицы Германии, а также сбрасывали горящий фосфор, воспламеняющий дома, машины и людей, которые сами по себе становились горящими факелами. Для избегания еще большего поджога зданий и людей в каждом квартале немцами были сооружены бункеры, где сидели смертники, прикованные цепью за ногу, которые из снайперской винтовки стреляли в горящих людей. Сейчас это кажется невероятным, но шестнадцатилетний юноша видел это своими глазами…
Приехав на территорию лагеря, Ной Иванович сказал, что здесь находится его сестра.
Бабушку вызывали к начальнику лагеря. Она страшно испугалась, подумав, что парни рассказали, что воровали и прятали картошку в бараках у девочек.  А лагерь-фюрер  спросил, есть ли у нее брат и где он находится. Она ответила. Лагерь-фюрер указал на стоящего сзади Ноя Ивановича.
Дальше все было как в фильме, пламенные объятия и нескончаемый поток слез радости. Сцена встречи брата с сестрой, не видевшихся 3 года, так тронула надзирателей, что лагерь-фюрер разрешил остаться дедушке в лагере до окончания срока, который был написан на бумажке, выданной ему в Ганновере.
Пробыв с сестрой неделю, Ной Иванович вернулся в Ганновер, а уже 28 апреля в Берлин пришли советские войска. По жалобам девушек, сразу была расстреляна главная надзирательница лагеря, а начальника лагеря оставили в живых, узнав о его великодушии и человечном отношении к рабочим.
Брат с сестрой остались живы и, вернувшись домой, прожили долгую жизнь до глубокой старости. Ной Иванович умер в 77 лет, а Мария Ивановна недавно отмечала свое 90-летие. Она до сих пор помнит самые незначительные детали войны, как будто это было вчера, и продолжает рассказывать, уже правнукам, о героических подвигах советских солдат и тяжелой жизни во время Великой Отечественной войны.                                    
То, что я услышала, навсегда останется в моей памяти и надеюсь в памяти многих читателей.
    
С уважением,  Диана Шатохина

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ