Слишком тяжкое обвинение

0
283

О том, как у граждан отбирают квартиры, сегодня известно всем: владельцев ценной жилплощади спаивают, вывозят в леса и запугивают до потери сознания. Квартиры отбирают у пожилых, у немощных и одиноких. Желающих срубить от 10 до 15 тыс. долларов при минимуме затрат сегодня достаточно. И уголовные дела возбуждаются…
Еще 21 мая 2010 г. было возбуждено уголовное дело по факту завладения чужим имуществом в отношении начальника юридического отдела Павлоградского УЖКХ Светланы Николаевны Крупко, 1974 года рождения (ч.2 ст.190 УК Украины). Якобы она, путем обмана и злоупотребляя доверием… Поводом к возбуждению уголовного дела и ее задержанию послужило заявление гражданина Г. о завладении его квартирой дома №45 по ул. Ленинградской. В заявлении указывалось, что материальный ущерб причинен территориальной громаде г. Палограда. 8 августа 2010 года Светлана Крупко была задержана и помещена в СИЗО №3. Через год и два месяца она была освобождена на подписку о невыезде. А потом арестована снова.
Прошло уже более двух лет, а дело по подозрению в мошенничестве при продаже пустующих и неприватизированных квартир слушается Терновским судом до сих пор.
11 сентября 2012 г. суд допрашивал свидетелей: работницу ЖЭКа, сотрудницу юридического отдела УЖКХ, паспортиста, мать одного из пострадавших и др. В присутствии пяти пострадавших, свидетели как могли, восстанавливали события 2009 года.
Мастер одного из ЖЭКов УЖКХ (предприятие, которое на сегодня объявлено банкротом) рассказала суду о том, что она вместе с паспортистом ходила в один из домов по ул. Ленинградской для составления акта о том, что жильцы этой квартиры на первом этаже длительное время там не проживают. На тот момент в пустующей квартире  были прописаны: мать, дочь, сын и малолетний ребенок. В квартире, за которой числился долг по квартплате порядка 15 тыс. грн, время от времени появлялся только сын, который то работал в Днепропетровске, то сидел без работы.
В связи с невозможностью попасть в квартиру, работники ЖЭКа испытывали трудности с ремонтом коммуникаций. Факт длительного отсутствия жильцов подтвердили соседи. На этом основании  был составлен акт. По установленным правилам данный акт передавался в юридический отдел УЖКХ. Там, на основании акта юристами отдела собирались документы для направления их в суд в отношении жильцов, которые могут лишиться права на неприватизированное жилье из-за долгов по квартплате. Никакого криминала. Обычная работа сотрудников ЖЭКа.
– В Днепропетровске я проживаю с 2007 г., – сообщила суду свидетельница, которая была прописана в этой квартире. – Средств на приватизацию квартиры у нас не было. А в сентябре 2009 г. сын мне сообщил о том, что квартиру продают и забирают за долги. Говорил о том, что надо выписаться, чтобы можно было приватизировать и продать квартиру. Квартирой занимался он. Говорил и о том, что ему предложили 1 тысячу долларов за квартиру… Мы решили, что пусть хоть эти деньги мы за квартиру получим, раз уж ее забирают. Решили, что деньги разделим на троих (на мать, сына и дочь) по 300 долларов. В октябре за нами приехали на машине в Днепропетровск, привезли в Павлоград к ЖЭКу, чтобы нас выписали. Мы из машины не выходили, нам оформили все документы по выписке, чтобы сын потом приватизировал квартиру. Кому хотел продать, не знаю.
Квартира за 1 тысячу долларов в 2009 году – это, конечно же, лихо, пусть даже с задолженностью 15 тысяч гривен. Только тут уместен вопрос: какое отношение к  формированию этой цены имела юрист УЖКХ Светлана Крупко?
– Знал ли Ваш сын о том, что он мог продать приватизированную квартиру гораздо дороже, скажем, за 8 тыс. долларов? – был задан вопрос свидетельнице.
– Он сам решал. Я в его дела не лезла, – сказала свидетельница.
Выяснилось, что деньги в сумме 1 тыс. долларов участники сделки, прописанные в квартире, получили от покупателя на руки и написали расписку. По этому случаю распили бутылку коньяка и ели шоколадные конфеты. Продай они свою квартиру за гривну – никто не смог бы предъявить им претензии. Закон не указывает, за сколько гражданам продавать свою собственность. Но…
Впоследствии владелец квартиры по какой-то причине посчитал эту сделку неправомерной. И почему-то по этому поводу обратился не в райотдел милиции, как положено в таких случаях, а сразу в отдел по борьбе с организованной преступностью?!.
Но внести какую-либо ясность по этим вопросам свидетельница не смогла…
26 сентября  слушание дела продолжилось. Суд рассматривал ходатайства участников процесса.
– Я прошу, чтобы прекратили уголовное дело по моему заявлению, которое я подписал, – заявил  в суде один из пострадавших, –  поскольку на меня оказывалось моральное и физическое воздействие.
Какое давление оказывалось на пострадавшего? И кем? Может быть Светлана Крупко, пребывая на подписке о невыезде, оказала на него физическое и моральное давление?
Оказывается, Светлана Крупко тут не при чем:
“Угрозы выражались в унижении моего мужского достоинства, – пояснил пострадавший в своем ходатайстве, где указаны фамилии переусердствовавших следователей. – И я был вынужден написать заявление о преступлении, которого на самом деле нет, против людей, которых не знаю…”
Но суд ходатайство пострадавшего не удовлетворил, поскольку на данном этапе судебного разбирательства это невозможно. Ходатайство будет рассмотрено по окончании судебного следствия.
Но прокурор настоял на том, чтобы информация, изложенная в ходатайстве пострадавшего, была отправлена на имя Прокурора Днепропетровской области для проведения служебного расследования, чтобы проверить факты давления на человека.
Далее суд приобщил к делу копию решения суда, по  делу еще одного  пострадавшего павлоградца с ул.Заводской. В свое время УЖКХ подало исковое заявление на утрату им права пользования жильем из-за долгов по квартплате. Должник отстаивал свои интересы в суде еще в августе 2009 г. И суд в иске УЖКХ отказал. Мужчина являлся и является  сегодня  собственником квартиры, распоряжался имуществом по собственному усмотрению. Но между тем, он написал заявление на неправомерные действия начальника юридического отдела УЖКХ Крупко С. Н. в декабре 2009г.
– Копия решения суда будет способствовать установлению объективной истины, – сказал в суде адвокат обвиняемой, – доказательством того, что мошеннических действий в отношении пострадавшего не совершалось.
После этого подсудимая обратилась к суду с ходатайством о предоставлении суду постановления или какого-либо другого документа, подтверждающего законность проведения в отношении нее оперативно-розыскных мероприятий, которые подтверждали бы ее сговор с другими двумя обвиняемыми по делу. Подсудимая просила  изменить ей меру пресечения, арест на подписку о невыезде, сославшись на то, что ей нужно заботиться о малолетнем сыне. Но суд ходатайство  не удовлетворил, – слишком тяжкое обвинение.
Суд продолжается. Начальнику юридического отдела УЖКЖ  Светлане Крупко грозит лишение свободы до 12 лет.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ