ОДНОЙ ЛЮБОВЬЮ ЭТОТ ДОМ НЕ СОГРЕЕШЬ

0
256

43-летняя жительница Першотравенска Елена Познякова и ее супруг когда-то решились на то, чтобы усыновить ребенка.Это случилось тогда, когда их собственный сын уехал на учёбу.

– Нам понравились фотографии двух братьев, возрастом 4 и 5 лет, опубликованных в газете “Днепр вечерний”, – рассказывает Елена, – мы сразу решили, что это наши дети. Взяли в семью мальчишек, а у них оказывается еще и 13-летняя сестра есть. Надо было и сестренку забирать, чтобы не разрушать семейных уз.

Ютились все вместе в 2-х комнатной квартире моих родителей. Взяв детей, я уволилась с шахты “Юбилейной”, где получала зарплату 1500 грн. Теперь, я и мама для всех детей, и директор детского дома семейного типа. За это получаю зарплату в 700 грн., идет трудовой стаж. Таких семей у нас в Першотравенске две.

Только сегодня в нашей семье уже девять детей: Саша (19 лет); Алексей (16 лет); Аня (15 лет); (15 лет); Саша (13 лет); Света (11 лет); Полина (11 лет); Ваня (7 лет); Дима (6 лет).

Я у мужа тогда спросила: “Нам еще четверых детей дают, что делать?” Он решительно ответил мне: “Бери!”.

Остался позади и непростой период становления взаимоотношений между детьми, на сегодня все стабилизировалось.

А когда нам сообщили, что городские власти планируют переселить нашу семью в отдельный двухэтажный домик, где будет оборудована игровая комната для детей и прочие удобства, мы несказанно обрадовались. Дом наш – советский долгострой, принадлежащий некогда ремонтно-механическому заводу.

И вот 31 мая 2009г., в день празднования 55-летия города Першотравенска, мэр Владимир Косенко торжественно вручил нам ключи от домика № 11 по ул. Верхней. С помпой и фанфарами…

Правда, после этого наше многочисленное семейство так и продолжало жить в 2-х комнатной квартире. Мы практически сидели друг у друга на головах, – как выяснилось, дом имел массу недоделок. Скажем, свет в домике подключили только на момент вручения нам ключей – потом свет отключили. Газа и воды в доме тоже не было. Как жить в таком доме – непонятно?!

Нам объясняли, что дом достроен, согласно проекту. Но в доме не было ни унитаза, ни ванной, ни умывальника. Уже позже спонсоры нам подарили сантехнику и газовую плиту, но газ в дом не подавали вплоть до октября . В хваленых игровых комнатах в подвальном помещении дома вообще не было отопления, хотя по плану оно там должно быть. А с наступлением холодов в доме вообще невозможно стало жить. Когда приехали сотрудники СЭС, чтобы замерить температуру воздуха в помещениях дома, они пришли в ужас: на первом этаже было 7 градусов тепла, а на втором, где находятся спальные комнаты детей, – 4-5 градусов!

Одеяла нам люди со всего города сносили – этими одеялами мы дом оббивали. Обогреватели приносили, но в доме все равно холодно. Представитель городского отдела архитектуры после проверки дома констатировала, что необходимо утеплить крышу дома и добавить батареи. Но и по сей день эти работы не сделаны.

Еду для многочисленного семейства я часами готовила на электроплите – все лето промучалась. Сегодня, вместо того, чтобы заниматься воспитанием детей и хозяйством, вынуждена целыми днями обивать пороги горисполкома и других инстанций, добиваться того, чтобы в нашем доме были созданы нормальные условия для проживания.

И в общественную приемную от БЮТ пришла потому, что люди присоветовали. Обращалась и к депутатам горсовета – они, оказывается, не знали о том, что наш детский дом вселили в строении с большими недоделками. Наведался к нам и депутат областного совета от БЮТ Юрий Беляев. И после его визита нам отремонтировали водоснабжение, у нас появилась возможность хотя бы огород поливать. Электроснабжение домика стало стабильным. Дети во всем мне помогают: и по дому, и на огороде, научились сами себя обслуживать, готовить еду.

Помогла семье и городская организация “Батькивщина”.

– Деньги от депутата облсовета Юрия Беляева, в сумме 5 тыс. грн., предназначенные для установки ограды дома были переданы Першотравенскому исполкому, – рассказывает глава Першотравенской городской организации “Батькивщина” Юрий Нанкевич. – Но нас даже не пустили на открытие, тактично намекнув, что мы там не нужны. Выяснилось, что какой-то фирмой на эти деньги был построен забор из шахтных отходов СВП. Мы возмутились, но как-то повлиять на ситуацию не в наших силах. К сожалению, даже в таком деликатном вопросе, как забота о детях, почему-то присутствует политика.

На сегодня в доме уже имеется электричество, газ и вода… А вот с отоплением – проблема. Трубы отопления вроде бы наличествуют, да только вот тепло из дома выдувается. Вместо крыши – клеенка, а сверху нее постелен рубероид. Листы пенопласта ситуацию не поправили. Были открыты чердачные окна, а до них не доберешься. Снегу намело, он растаял, и потекли водные потоки по стенам и потолку. Двери внутри дома рассохлись. Дети стали болеть. В минувшие выходные в домике термометр не поднимался выше отметки + 10 градусов! Неужели эти условия для проживания можно назвать нормальными?!

– Мне открыто говорили о том, что наша семья могла бы отремонтировать дом на те деньги, которые мы получаем на детей, – продолжает откровенный разговор Елена. – Но разве так должно быть?! Дом не переходит в нашу собственность, он будет числиться за городом, после того, как дети вырастут, это социальное жилье мы должны будем освободить. За коммунальные услуги мы платим в полном объеме. Тогда зачем я буду тратить детские деньги за то, чтобы ремонтировать этот дом, который мне не принадлежит?! По идее, дом должны были сначала основательно отремонтировать, а уж потом детей туда переселять. А у нас,- как у нас, торжественно ключи вручают, выказывая заботу о брошенных детях, а на деле выясняется, что детей только использовали для того, чтобы на этом деле нажиться.

Говорили, что в этот дом были вложены 1 млн. 200 тыс. грн. Да за такие деньги можно было бы три таких дома купить и в более цивилизованных условиях, чем наши. Прокуратура возбудила уголовное дело по факту незаконного ввода в эксплуатацию недостроенного дома. Но для меня, конечно, главнее было бы то, чтобы дети жили в нормальных условиях.

Я уже сотни раз пожалела о том, что мы переехали в такой дом, но детей уже не брошу. Я люблю своих деток…

Елена вдруг заплакала, как будто кто-то, действительно, собирается забрать у нее ребятишек. Муж Елены, Валентин, тоже отступать не намерен , – от детей теперь не отмахнешься, уж больно душой они к ним прикипели.

Все дети (кроме Леши, он называет Елену “тетей”) зовут Елену “мамой”, а Валентина – “папой”. Девчонки, несмотря ни на что, уже планируют выйти замуж и приехать сюда со своими детьми, дескать, мы из этого дома не уйдем! Они об этом и мэру Першотравенска Владимиру Косенко открыто сказали. У каждого человека должен быть дом. Но у этой большой семьи дома фактически нет. Временное необустроенное жилье домом трудно назвать. А по улицам города гуляет метель. Жители Першетравенска закрывают плотно окна и двери.Лишь в большом неустроенном доме без крыши и батарей отопления на улице Верхней промозгло до дрожи.

Одной любовью этот дом согреть невозможно.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ