ОБЪЯСНИТЬ НЕВОЗМОЖНО

0
421

О том, что такое туберкулез, слышали все. Заразиться легко, а вот лечиться нужно долгие годы. Практически каждый 10 заключенный освобождается с туберкулезом в нагрузку. Добавьте сюда расплодившихся бомжей, которых проконтролировать невозможно. Около сотни больных проходят курс лечения в павлоградском тубдиспансере. Методы разные… Есть интенсивная терапия, которой с полным правом гордилась советская медицина, и есть паллиативная терапия, которую все чаще применяют сейчас. Если при помощи интенсивной терапии больного буквально вырывают из объятий туберкулеза, то паллиативная – направлена всего лишь на улучшение качества жизни неизлечимых больных. К чему приводит такое улучшение качества, – объяснять никому не нужно. Впереди только смерть. Но если к такому диагнозу прибавить еще унижения, с которыми сталкиваются больные туберкулезом, то становится страшно.
6 сентября скорой помощью в Павлоградский противотуберкулезный диспансер  из Терновки был доставлен тяжелобольной 39-летний Сергей Шандра с открытой формой туберкулеза. На руках у него было направление от терновского врача. Но его принимать отказались.
– Везите его в Днепропетровск, – распорядилась фтизиатр.
Медсестра со скорой пыталась объяснить, что больного могут и не довезти до Днепропетровска, к тому же, направление у него в Павлоград. Да и сам больной отказался от перенаправления, – у него старенькая мама, и она не сможет туда к нему приезжать.
– Но вы же дали согласие на паллиативную терапию, – напомнила врач. – Ее проводят в Днепропетровске, а не у нас.
– Тогда я отказываюсь от вашей паллиативной терапии! – заявил Сергей. – Мне нужно нормальное лечение.
–  Отвезите его обратно домой! – указала фтизиатр.
Сергея увезли обратно в Терновку. Медицинской помощи ему никто не оказал.
– Это называется борьбой с туберкулезом? Да они сами должны выявлять таких больных и через суд назначать принудительное лечение, – возмущается активист общественной организации «Кисень» Олег Хандрыга, один из пациентов павлоградского тубдиспансера. Мест у нас свободных полно. Тут же человек добровольно пришел, чтобы не заражать окружающих, а ему — от ворот поворот! Пусть едет, заражает других и приезжает уже не один!
Паллиативка — простое замыливание глаз, лишь бы не лечить туберкулезных больных. Если для полноценного лечения больному надо принимать 5-6 препаратов, то паллиативное — это поддержание 2-3-мя препаратами. У нас врачи уговорили целых 2 палаты перейти на поддерживающую терапию, будто им станет легче от меньшего количества лекарств. Но уже через 3 месяца в одной из этих палат умерли все семеро больных. В другой — люди вовремя опомнились, со скандалом, но отказались от этой убийственной терапии. У них умер только один человек, остальные сейчас лечатся. А вообще, согласившихся направляют в хосписы, которые сейчас открылись в Днепропетровске и в Новониколаевке. Оттуда больной уже никогда не выйдет, – только на кладбище… Сергея хотели именно туда направить, хотя его можно лечить…
Посмотрите, кто у нас лечится в тубдиспансере: одни алкоголики. Их тут, в основном, кормят, вряд ли они пьют лекарства. Через 2-3 месяца их выписывают и отчитываются — вылечили. По-настоящему больных вот так, как Сергея, отшивают или направляют в Днепропетровск. Конечно, так можно рапортовать о снижении заболеваемости. Тем, кто все же направлен в диспансер, из-за ужасных условий содержания здесь удается правдами-неправдами выпрашиваться лечиться дома. И они, задумайтесь, каждый день ездят сюда за препаратами. В общественном транспорте! И многие из них с открытой формой туберкулеза!.. Вот я знаю, что в Першотравенске вообще нет специалиста, а официально больных с активной палочкой 46 человек, мы тут посчитали, что всего человек 20 лечатся в Павлограде и Днепропетровске, остальные ходят и заражают окружающих, –  это только официальные цифры…
Корреспонденту «Русского Бегемота» удалось связаться с мамой Сергея Шандры.
– Сережа болеет туберкулезом с 1992 года, он на инвалидности, – рассказывает Валентина Сергеевна. – У него стали отниматься руки и ноги. Вызвали скорую. Давление в норме, температура нормальная, направили в инфекционное отделение в Терновке. А там делают ремонт. Представьте, он с туберкулезом и так задыхается, а тут еще запах краски. Через два часа его направили в Павлоград в тубдиспансер. Еле усадили его в машину. А на «55-ом» его не приняли… Терновскому фтизиатру я отнесла снимки сына, результаты анализов, 14 сентября он будет в Днепропетровске, может поможет с комиссией. Я сама купила лекарства, которые сыну положены бесплатно. Он принимает их дома. Сейчас ему стало немного легче, он хоть с палочкой передвигается по комнате. Я уж не знаю, как смогу его повезти на перекомиссию. Мы ездили два года назад, так нам дорога вышла  только в один конец 300 грн…
Читатели вправе спросить: сколько больных с открытой формой туберкулеза ходят по улицам? С этим вопросом мы обратились к главврачу Павлоградского противотуберкулезного диспансера Юлии Загуте.
– На учете в нашем лечебном учреждении состоит 160 больных с активным туберкулезом легких, – говорит Юлия Борисовна. – Все они проходят лечение.
В разговоре с доктором выяснилось, что в зависимости от формы туберкулеза  больные направляются в стационары по профилю. Профильность прописана в нормативных документах. И без этой самой профильности не каждого больного возьмут на лечение. Хотя Павлоградский противотуберкулезный диспансер, в принципе, в лечении никому не отказывает. Просто направление нужно было согласовать. Только больным это объяснить невозможно.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ