Куда ушел наш Ваня Бровкин?

0
350

Итак, наш Павлоград прославился на всю Украину еще в одном качестве, в качестве аморальности.
Я проморгал передачу о Павлограде на телеканале ТЕТ, но судя по публикации Русланы Калиты ("Русский Бегемот" за 16 мая 2012г.) в Павлограде была устроена показательная "Майовка", специально для трансляции по ТЕТ. И хотя название ее было вполне воспитательное – "антинаркотическая", но мне показалось, что эта затея стала не столько "антинарко", сколько наркорекламой. Разумеется, можно возмущаться такой порочной увлеченностью подростков, но, как по мне, то это естественный результат переоценки нашей прошлой "недоразвитости".
На мой взгляд, такую мысль "правильно" сформулировал один из активистов этого шоу: "а я думаю, что надо вносить изменения в закон, чтобы марихуана распространялась…Чтобы мы жили, как все люди за границей". Так что по убеждению еще не оперившихся мальцов наша молодежь еще не вышла на уровень цивилизованности.
Казалось бы, мы уже многого достигли: выпускницы школ раскрепощенно приходят на выпускной вечер в трусиках, не испытывая при этом неудобств; молодые, красивые девчонки на разных акциях протеста протестуют против властей своими голыми титьками (у них это "Femen" называется), даже в Беларусь смотались попротестовать голой грудью против Лукашенко. А известный в Павлограде литератор Леонид Настаченко рассказал, как он недавно побывал на презентации книженки некой молоденькой павлоградской поэтессы в Доме культуры им. Гагарина. Он возмущается: "Вразило мене те, що юне дівча, анітрохи не соромлячись присутніх в залі людей, які в батьки, а то й в діди їй годилися, вимовляло заримовані матюки, як щось звичне".
Таким образом цивилизацию мы уже во многом освоили, да вот с наркотой малость припозднились. Но это поправимо.
Не знаю как кто, но я такому сближению с западными ценностями не удивляюсь. Это отцы и деды нынешней молодежи привили родственную любовь ко всем этим евроэлементам. Правда, не все отцы и деды, а именно те, кому этого очень хотелось.
Еще в конце перестройки один из моих очень уважаемых писателей Юлиан Семенов в своем политическом романе "Репортер" (изд. 1989г.) устами положительного героя восхищался Европой: "Как-то я попал на пляж в Италии; приехали вечером… по городу, даже в центре, все ходят в купальных костюмах и никто за это в отдел милиции не тащит". Вот так. А у нас на берегу моря даже в приморский магазин вход в купальниках был запрещен. Так ежели в Европе даже по городу можно ходить в трусиках, то почему же в почти европейском Павлограде не пощеголять одеянием Евы? А какую пошлятину несет с эстрады юморист В. Винокур? Уши вянут. Даже повторять стыдно. А о нашем "кино" и говорить противно. Так что нашей молодежи есть у кого поучиться – учителей хватает.
И мне вспоминался период, когда наши культургенные новаторы разносили ненавистную им советскую цензуру. Эх, как нам сегодня не хватает той цензуры!
Вспоминаю свою молодость.
В 1957г. после демобилизации я и еще трое ребят по комсомольской путевке поехали на Донбасс строить, а точнее достраивать шахту "Ворошиловградская-комсомольская". На этом объекте было примерно семьсот трудящихся, из которых две трети – молодежь. Условия работы были сложнейшими. Строители жили в насквозь продуваемых вагончиках, а к зиме ребята переселились в неотапливаемые общежития, а девчата – в такие же неотапливаемые восьмиквартирные домики, по 5-6 человек в одной квартире. Заработки тоже оставляли желать лучшего. И хотя рядом были старые шахты с благоустроенными общежитиями и с более высокими заработками, и хотя многие не выдерживали условий на стройке и убегали к соседям, все же большая часть навсегда осталась на "комсомолке". Единственным развлечением для молодежи была небольшая заасфальтированная танцплощадка с танцами под гармошку. Ребят такой досуг не устраивал и они вместе с девчатами воскресниками при поддержке шахтного руководства смастерили более современную площадку с эстрадной сценой, где выступала организовавшаяся самодеятельность, а вместо гармошки появились магнитофон и радиола. А в 1962г. такими же воскресниками был построен клуб на 150 мест. Без преувеличения скажу, молодежь шла на воскресники как на праздник. Я не намерен идеализировать ту молодежь. Тогда тоже было и хулиганье, и пьянки, и пьяные мордобои… Но это была как бы чисто русская данность. К тому же была добровольная дружина (пережиток тоталитаризма), которая решительно (иногда даже слишком) присекала подобные мизансцены. А вот об наркоте и разговоров небыло.
Я не припомню ни единой девушки или женщины с сигаретой в зубах. И хотя они не были чистыми трезвенницами, но в пивные забегаловки никто из них не забегал и из бутылочного горла на виду пиво никто не сосал. А близкие отношения парня с девушкой, их поцелуи и объятия всегда оставались неприкосновенным интимом.
Все это потому, что тогда была система, создающая всевозможные гласные и негласные запреты на наши вольности.
Сегодня все свободны! Свободны от морали, от нравственности, от порядочности, да и от совести тоже.
Я говорю не обо всей молодежи нового поколения. Большинство из них – это умные, целеустремленные, воспитанные люди. Но беда в том, что чистое, доброе, вечное у нас не очень популяризуется. Назовите хотя бы одну современную киноленту (а это едва ли не единственный рычаг влияния на молодежь), где был показан труд шахтера, строителя, земледельца, как было раньше ("Донецкие шахтеры", "Высота", "Иван Бровкин на целине" или такие фильмы, как "Весна на Заречной улице", где не показано ни единого поцелуя, а зритель верит в чистую любовь главных героев). Да нынешние киношники без пистолета и без сексуального бесстыдства не умеют крутить кино. А это целенаправленное насаждение коварного нигилизма, убивающего преемственность поколений.
И если сегодня на "наркомайовке" тусовалось две тысячи подростков, то завтра это число удвоится и тот, кто пока еще не курит и не колется, завтра освоит эту процедуру – среда заставит. А это – страшно!
 

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ