НА ЧЬИХ РУКАХ ЗАЩЕЛКНУТСЯ НАРУЧНИКИ?

0
268




    Нас с детства учат быть добрыми, помогать слабым, защищать унижаемых. И, наверное, любой защитит незнакомого малыша от рычащей собаки, и никто не откажется поднести ведерко воды немощной бабушке до порога ее квартиры. Мы в общем-то, знаем, что тонущему нужно подать руку, а поскользнувшегося нужно поддержать. Для того, чтобы иметь право называться людьми, мы обязаны быть и прощающими, и милосердными. Если бывший вор или даже грабитель пытается изменить свою жизнь к лучшему, то доброе слово он все-таки должен услышать. Пусть это доброе слово скажут соседи. Но лучше бы было, чтобы его произнес участковый. Помните, как в старых советских фильмах… Но добрых слов нам сегодня не хватает ничуть не меньше, чем денег. Возможно, поэтому те, кто когда-то совершили преступления то и дело возвращаются за колючую проволоку.

    Руслан Гайтеров – обычный терновский парень с двумя судимостями за плечами. Сел из-за собственной глупости. Да и кто от большого ума получает срок в 18 лет? Освободился в конце сентября этого года. В октябре уже устроился горнорабочим на частное предприятие, крепко решив к старой жизни не возвращаться. Кроме того, по договоренности с богдановским батюшкой, подрабатывал на строительстве церкви. Появилась девушка. И как знать может быть и вошла бы его жизнь в нормальную колею. Только 3 декабря Руслан испытал серьезное потрясение, которое он уже никогда не забудет.  

    В тот день, отработав ночную смену, Руслан как обычно вернулся домой. Отдохнул и ближе к вечеру, пошел к своей девушке. Правда, по дороге не удержался и выпил пива. Встретились у подъезда, но разговор пошел на повышенных тонах. Поссорились и тут же помирились, решив прогуляться по городу. Настя пошла домой, чтобы одеться потеплее, но тут ее окликнул участковый. Руслан сидел на скамейке. Участковый поговорил с девушкой, а когда Руслан подошел к ним, потребовал у него документы. Мало кто из молодых людей носит при себе документы, собираясь на свидание с девушкой. Не было их и у Руслана. Разве мог знать парень, выходя из дома, что встреча с участковым и отсутствие документов в этот вечер сыграют с ним злую шутку. Именно отсутствие документов явилось поводом для того, чтобы участковый срочно вызвал наряд.

    – Когда приехал "воронок", меня сразу же начали бить во дворе дома, – рассказывает Руслан, когда мы встретились с ним в больничной палате.- Повалили на землю, хотя я никакого сопротивления не оказывал, заломили руки, надев наручники. И надели их не на запястья, а прямо на кисти, отчего мне казалось, что кости поломали. Били долго… Думаю, что свидетели этого происшествия должны быть, хотя и освещение там было слабое. От боли я сильно кричал… Я даже не помню, как оказался в милиции. Может, сознание потерял. Очнулся уже в кабинете. Там было два молодых сотрудника милиции, наверное, моего возраста, которые тут же начали меня снова бить. На мой вопрос, за что я задержан, мне сказали, что объяснят позже.

Настя приходила в милицейский участок, говорила, что претензий ко мне не имеет, просила, чтобы меня отпустили. Позже пришла в милицию мама, два часа просила того же. Но отпустили меня с ними только в 23.00.

    Мне предложили написать в журнал, что претензий к работникам милиции я не имею. Но я отказался. Мы с мамой сделали запись в Книге жалоб о жестоком обращении. Тогда нам и пояснили, что я был задержан за нецензурную брань в общественном месте. Может это и так – я не спорю. Но это не значит, что после этого я должен лежать в больнице с сотрясением мозга, избитый с ног до головы. Все телесные повреждения описаны в карточке. За неделю синяки на теле не сошли, а головные боли и сейчас не проходят. В первые дни у нас в семье даже денег на лекарства не было. Теперь вот на капельницах да на уколах… А больничные у нас на работе не оплачивают. Сами понимаете – частное предприятие. То есть меня еще оставили без средств к существованию. Неизвестно еще, может, останусь без работы. А в милиции меня предупредили, чтобы я держал язык за зубами.

Только мне хочется, чтобы виновных наказали, даже если они в милицейской форме. Я не буду молчать, чтобы им все сошло с рук. Сколько можно бить меня?! Раз побили, второй раз…В третий раз меня вообще убьют и отвезут куда-нибудь на террикон. Я хочу нормально жить!

Меня ведь уже избивали сотрудники милиции в 2005 году, – тогда выбили 2 зуба, а от наручников до сих пор шрамы остались. У милиции ко мне какое-то предвзятое отношение. Просто я раньше был судим, действительно, за преступление, когда был еще несовершеннолетним. На меня озлобились. Как только меня видят, постоянно чего-то хотят.

     Сейчас Руслан живет с мамой Инной Викторовной и младшим братом. Зарплата у мамы невысокая, поэтому старшего сына она считает основным добытчиком в семье. Утром 4 декабря уже мать обратилась с жалобой в прокуратуру Терновки. В тот же день в больницу пришел следователь прокуратуры, взял показания у пострадавшего. Кроме того, Инна Викторовна обратилась за помощью в Партию регионов, где ей пообещали бесплатную юридическую помощь.

    – Если нарушил порядок человек, штрафуйте его,- говорит Инна Викторовна. – Разбирайтесь по закону. Но кто дал им право калечить людей?! Если парень был судим, так что теперь ему окончательно ломать судьбу? И если я почти нищая, не могу нанять дорогого адвоката, так что можно безнаказанно издеваться над моим сыном?

Все в жизни ошибаются. Мой сын оступился, но начал меняться в лучшую сторону, взялся за голову. Но и тут ему жизни не дают. И он не один такой. Вот если бы каждый, кто пострадал от милиции, противился этому, то, может, и искоренить это можно было бы. А в одиночку сложно. Но мы будем бороться.

    В милиции комментарий по данному инциденту корреспонденту получить не удалось. Как ситуацию расценивает руководство? А родственники парня серьезно обеспокоены тем, какие последствия ждут парня, который осмелился говорить о том, что с ним сделали. Что еще с ним может случиться, когда он выйдет из больничной палаты?

    Нас с детства учат быть честными и покорными. Нас учат подчиняться Закону и в меру сил защищать порядок и само государство. Но когда кто-то при помощи беззакония пытается наводить этот порядок, ломая судьбы и кости тем, кто однажды попал в заключение, – мы не можем молчать. Одними наручниками и кулаками воспитывают только рабов, убийц или же бунтарей. Тут нужно бы определиться: чего мы хотим?

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ