С таким меню больные не согласны

0
373

19 апреля павлоградские журналисты встретились с главврачом Павлоградского противотуберкулезного диспансера Юлией Загутой. Повод был – с января 2012 года диспансер обслуживает население Терновки, Першотравенска, Павлограда, Павлоградского, Юрьевского, Петропавловского и Межевского районов. Нагрузка выросла.
– Финансирование учреждения увеличилось на 20%, – сообщила Юлия Борисовна. – Пациенты в полном объеме обеспечены противотуберкулезными препаратами. Питание шестиразовое, сбалансированное, в соответствии с установленными нормами. В сутки больной получает около 3000 ккал. На одного пациента на питание в день приходится более 30 грн., на медикаменты – 47,76 грн…
Есть у больных пожелание, чтобы стояла тарелка мяса или два килограмма бананов. К сожалению, все упирается в Нормы. И если указано, что в день мяса брутто 220 г, то больше этих норм мы никак дать не можем…
В привлечении больных к лечению нам помогают и небюджетные организации «Красный Крест» и «Импульс».
Слаженная работа всех структур, как отметила главврач, поможет нам победить туберкулез. К тому же, в учреждении введена практика принудительного лечения больных через суд.
По словам главврача учреждения, есть благодарственные письма от пациентов за хорошее лечение и питание. Кроме того, ежеквартально сотрудники проводят анкетирование больных, и замечаний нет. Жалуется постоянно только один больной – Олег Хандрыга.
Прослышав о том, что говорила главврач журналистам, больные возмутились образцовым порядком, который сегодня царит в тубдиспансере. Под обращением подписались 58 пациентов учреждения.
«Больным есть на что жаловаться!, – сообщают в своем письме больные тубдиспансера. – …Надо хотя бы раз в месяц делать обход по палатам и справляться о наших нуждах. Активист общественной организации «Кисень» Олег Хандрыга называл ряд факторов, которые, по его мнению, могли спровоцировать самоубийство 48-летнего мужчины 2 апреля: отсутствие необходимых сопутствующих медпрепаратов, недостаточное питание, плохие санитарно-бытовые условия и равнодушие к пациентам. Главврач их отвергает. Но ведь сопутствующих препаратов нет, гепатопротекторов и витаминов нет, а успокоительные, по всей видимости, принимает медперсонал, чтобы не замечать страданий больных, которые зачастую не могут выпросить сделать жаропонижающий укол при t-39°С. Новокаин и физраствор в отделении тоже отсутствуют.
Нормы питания не соблюдаются. Не говорит главврач и о том, что месяцами нам выдают капусту по 2-3 раза на день, и о том, как зачастую не давали ни рыбы, ни мяса…
Да, в тубдиспансере контингент непростой, но прежде всего это больные люди, и задача медиков — лечить, а не обличать. А говоря о том, как пациент напал на медсестру, г-жа Загута поведала о своем несоответствии занимаемой должности…»  Оказалось, что нападавшим был совершенно посторонний человек, а защитил медработника от него тот самый Хандрыга.
– Самого главврача мы многие в глаза не видели, – возмущаются больные. – У лечащих врачей не можем добиться результатов своих анализов. И если раньше высокая температура у больных держалась максимум 2 недели, после чего меняли антибиотики, то сейчас 39°С может держаться по несколько месяцев. Это их новшества? Так врачи при этом направляют в другие больницы, чтобы определить диагноз. А больные едут своим ходом в транспорте, приходят в больницы и сидят в общей очереди. Идет заражение людей. Разве мы виноваты в распространении болезни, если нам не обеспечивают условия. Врачи сами нас на это толкают. И плох хозяин, который не знает, что у него творится в доме. А наш главврач, по всей видимости, не знает…
– Нам колят очень токсичные препараты, которые садят печень, – рассказывает другой пациент. – Ладно, я имею возможность купить себе витамины, физраствор, новокаин. Из-за отсутствия новокаина антибиотик стрептомицин разводят физраствором. Я покупаю. Для выведения токсинов надо делать чистку крови, но нам об этом даже не говорят, не спрашивают, можем ли мы за свои средства это сделать. И поверьте, в нашем рационе никак не будет 3000 ккал, в противном случае здесь все были бы другого телосложения. Да и по 30 грн. в день – это же 900 грн. в месяц. Да за такие деньги на кормежку можно было бы ох как прокормиться! Лично я питаюсь самостоятельно. А в диспансере у всех больных пониженный гемоглобин из-за недостаточного питания.
– Я пытался связываться с различными общественными организациями, чтобы улучшить условия в диспансере, – говорит Олег Хандрыга. – Только все говорят одно: мы общались с главврачом, у вас и так там все хорошо. А если на все выделяются средства, то почему при поступлении со всех берут по 30 грн. без квитанций и подписей, а на лампочки, на моющее и пр. мы должны тратить свои деньги. Однажды нам сказали, что шприцев нет. Иногда заканчиваются основные препараты. И никто не спрашивает, есть ли у нас деньги на все это. И посторонней помощи получить не можем.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ