ПУСКАЙ ИСЧЕЗНЕТ ЗАФАСАДНЫЙ БРЕД

0
333

З усіх режимів, які можуть бути на Вкраїні, найповніше може забезпечити національне відродження нашого народу режим національно-української радянської соціалістичної влади.(В. Вінниченко; голова уряду ЦР з книги відродження нації).
Вышла в свет книга Е. Шальской «За фасадом истории». У меня нет сомнений в том, что все исторические события, изложенные в книге, выписаны в соответствии с архивными документами. А вот интерпретация этих событий подчас вызывает недоумение. Если бы все это выдавалось за личную точку зрения, то куда бы ни шло. Но преподносить сие с претензией на историческую правду – это уже перебор. Похоже, целью архивных раскопок автором было не установить истину, а ошарашить нас сенсацией. Для этого она рассортировала документы на чистые и нечистые. Есть документ о том, что А. Лихачева подарила городу парк Первого Мая – это правильный документ. А свидетельства о том, что в Павлограде была установлена Советская власть 1 декабря 1917 г., ей не подходит, значит, документ неправильный. И хотя у нее нет серьезных оснований для протеста, она незыблема. Шальская не верит ни газетным публикациям («зомбирование»), ни энциклопедиям (Лина), не верит ни Гурвичу, ни Войновой, ни старому большевику В.П. Гныро… Не верит, потому что все эти документы рассказывают о павлоградском революционном движении, которое, по ее убеждению, не могло быть в принципе, ибо Павлоград был «богатым и цветущим». Зачем ему революция?
Любопытно, какие документы подтверждают, что Павлоград был «богатым и цветущим»? Сама автор без документов ничему не верит, да и документам-то не очень, а нас, сирых, убаюкивает верить ей на слово.
Впрочем, Шальская вдохновенно граммофонит аллилуйю купцам, помещикам и дворянству вцелом: какими они были богатыми, щедрыми и уважаемыми! Может быть, в её понимании богатое дворянство – это и был весь Павлоград?
Не буду спорить, наверное, и Поляковы, и Лихачёвы, и Голубицкий внесли свой весомый вклад в развитие города и его промышленности. Они не только торговали, понастроили. Но ведь не сами же они строили. Кто-то и город благоустраивал, и предприятия строил, кто-то на них работал, производил какую-то продукцию, наконец, кто-то «кормил» всю ту дворянскую ораву. Но о них не сказано ни слова. Быть может документы о них не сохранились, а ежели и есть такие, то не вписались в замысел? Эта безликая «биомасса» автора не заинтересовала. Она её только обозвала «бомжами», которые даже избирательного права не имели, проявив при этом некоторую сдержанность. Зато, когда дело дошло до революционеров, то автор отдуплилась по полной.
Евгения Васильевна до глубины души возмущена россказнями о какой-то павлоградской революции, ибо твёрдо знает, что в Павлограде никаких революционеров не было, а все то еврейство, которое мутило воду, Павлоградом и не пахло, а понаехало сюда хрен знает откуда. Правда, среди этих «приблуд» затесался один павлоградец – Абрам Швед. Но он не коренной павлоградец, да к тому же – тоже еврей. А этот сорт живущих автор на дух не переносит. И её не смущает то, что в Павлограде в то время проживало 73% русских, 26%(!) евреев и лишь 1% других национальностей, включая и украинцев. Так откуда же было наскрести коренных хохлов на целую революцию?
Революции события серьёзные. Они сами по себе не возникают. Их должен кто-то организовать. И двум десяткам заговорщиков, да еще и пришлым такое действо, без поддержки местных активистов, было бы не по зубам. Городская полиция их бы повязала в каталажку, и на этом революция кончилась бы. Но поскольку они какое-то время действовали в городе, то им, очевидно, кто-то помогал, и эти «кто-то» были горожане, которые в «богатом» и «цветущем» Павлограде жили чуток победнее Лихачёвых и Поляковых.
Сегодня найти живых свидетелей того периода невозможно. Их уже никого нет. Поэтому обратимся к сановным современникам того времени, кои не являются адептами революции, а скорее наоборот, и выглядят понадежнее нынешних историков.
Князь Багратион, полковник, Генштаба русской армии (надо полагать потомок героя 1812 г.) в 1911 г. писал: «С каждым годом армия русская (а в ней служили и украинцы – авт.) становится все более хворой и физически неспособной… из трех парней трудно выбрать одного вполне годного для службы. 40% новобранцев почти в первый раз ели мясо по поступлении на военную службу.
Да, тут речь о России (а под Россией тогда подразумевалась Российская Империя). А Украина тогда не была самостийной. Она была частью Империи. Можно ли себе вообразить? идет кровавая бойня первой мировой, Россия голодает, армия задыхается, солдаты Юго-западного фронта (а это территория Украины) тонут в крови… а павлоградский «остров изобилия» цветет и благоухает. На кого рассчитан сей зафасадный бред? Да в то время всю Империю лихорадило.
Вот в такой-то обстановке большевики и подняли обездоленных и голодных на революцию. Спору нет, революционное движение на Павлоградщине не было столь масштабным, как, скажем, в Донецком регионе (потому на карте революций и нет Павлограда), но оно было, пусть хоть и в малоформатном измерении. И ерничание по этому поводу не делает чести историкам.
Не берусь судить о павлоградском пролетариате, ибо ни с одним из них не общался. А вот о павлоградском уезде кое-что слыхал.
Не ведаю, какие документы хранятся в наших музейных архивах о партизанском движении в период, когда власть в Павлограде переходила из рук в руки.
Мой отец, Тимофей Дубовой, вязовчанин, коренной и, как ни странно, не еврей еще в 50-е годы рассказывал мне, что в тот период партизанил в таком отряде. Само собой, в атаманах он не ходил, а был рядовым бойцом. И тот отряд в основном состоял из таких, как мой отец. Дрался отряд с австро-германскими «оккупантами» и с местными верховодами, нанявшими этих оккупантов для защиты себя от революции. Я не могу сейчас припомнить в деталях рассказ отца, но то, что такой отряд был, сомнений нет. Отцу я верю.
В реестре Шальской эти партизаны, наверное, проходят как бандиты, нападавшие на благодетелей, а для меня они революционеры, восставшие против эксплуататоров точно таких же, каких мы усадили на свою шею сегодня, только со значительно большим эксплуататорским стажем. И делали они революцию для того, чтобы Шальская, вспоминая сегодня Обозный завод (Химмаш) и Химзавод советского периода, основание вести речь не о хозяевах-богачах и даже не о красных директорах этих предприятий, а о простых тружениках, которые в тяжкую годину самоотверженно трудились на благо Родины, а Родина за это им платила почетными грамотами, орденами и премиями. И если Шальская со своим соратником Люлько всех революционеров Павлоградщины считает московскими оккупантами, то, стало быть, мой отец был тоже оккупантом. Московским.
Постигая премудрости книги Шальской, можно сделать вывод: т.н. зафасадная «историческая правда» – не история вовсе, а всего лишь частная версия, причем версия, шитая белыми нитками. И хотя книга нацелена убедить нас в том, что Павлоград и Украина в целом очень не хотели отдавать власть «кухаркам», то, как видим, Винниченко в этом плане придерживается несколько иной позиции. А я, лично, ему доверяю больше, нежели зафасадным историкам.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ВАШ КОММЕНТАРИЙ